Мотивация для общения

Статья о проблемах и достоинствах современного вузовского образования в регионах России, об амбициях студентов и тонкостях их взаимоотношений между преподавателями и будущими работодателями. Авторы: Игорь Мялковский — член правления Санкт-Петербургского клуба ИТ-директоров, управляющий компании ЭТМ по взаимодействию с вузами и отраслевыми учебными центрам; Оксана Алексеева, директор филиала «Челябинский» Учебного центр МРСК Урала.

Это [учитель] — призвание, а если хочется деньги зарабатывать,

есть масса прекрасных мест, где можно сделать это быстрее и лучше.

Дмитрий Медведев

Долгий ничей секрет

Ни для кого не секрет, что уже со времен перестройки почти каждому выпускнику ВУЗа стало непросто найти работу и по специальности, и по душе. Не являются исключениями ни технические, ни гуманитарные специальности. Условия трудоустройства становятся еще сложнее, если выпускник живет не в Москве или Санкт-Петербурге, а, например, в Челябинске или другом городе за Уралом. Известны мнения чиновников, работодателей, самих студентов: выпускников слишком много, среди них нет успешных, нет опыта, нет желания работать по специальности, еще чего-то нет...

Участники Пятого научно-практического форума с международным участием «Стратегическое партнерство вузов и предприятий высокотехнологичных отраслей», прошедшего с 16 по 18 ноября 2016 года в Санкт-Петербургском электротехническом университете «ЛЭТИ», не могли не обратить внимания на эту проблему. На форуме обсуждались потребности рынка, качество целевой подготовки студентов, формы партнерства вузов с работодателями-предприятиями и еще множество взаимосвязанных тем, чья актуальность не вызвала сомнений. Речь шла о типичной ситуации, о которой докладывают с трибун (почему-то) уже не один год и которую руководители Минобрнауки по-прежнему пытаются кардинально изменить. Очевидно и то, что все это называется именно проблемами, то есть задачами, которые невозможно решить собственными силами, без привлечения новых ресурсов.

Проблемам этим, увы, много лет.

 

Игорь Мялковский, автор статьи, член правления Санкт-Петербургского клуба ИТ-директоров

Игорь Мялковский, автор статьи, член правления Санкт-Петербургского клуба ИТ-директоров

 

Места, где можно «заработать быстрее и лучше»

Не станем здесь называть конкретные имена людей, названия предприятий, где нам пришлось или повезло обсуждать эту важную, многогранную тему — не только из-за секретности, а чтобы исключить возможные обиды или неверное толкование, или из-за еще чего-то недосказанного... Мы же стремимся что-то изменить, а не кого-то обидеть. Напрягает то, что почти все — и преподаватели, и работодатели — говорят примерно одно и то же, хотя и с благими намерениями, с высокими целями. В материалах форума представлены научные разработки о том, как решать такие проблемы, как измерять их, как использовать научные методологии и как решались кем-то подобные проблемы раньше.

В результате после форума и экскурсии на действующие предприятия становится очевидным парадокс: предприятия «задыхаются» от нехватки квалифицированных кадров, особенно, скажем, в станкостроении, в техническом обслуживании и ремонте станков. Руководители предприятий за огромные деньги приглашают специалистов из Финляндии, Швеции, Германии. Требуются опытные проектировщики, инженеры по эксплуатации высокоточного оборудования, систем связи, сигнализации и т. п. Западные специалисты не делятся технологиями: «черные ящики» многих станков меняются без того, чтобы дать российским инженерам возможность рассмотреть их изнутри.

Вместе с тем, в связи с «санкциями», «массовыми сокращениями бюджетов», «временными трудностями периода» многие предприятия закрыты для приема на работу выпускников… из-за недостатка опыта работы! Мало кому из абитуриентов известно, как и где найти целевую программу подготовки, как и когда в нее попасть, что хорошего лично ему эта программа может дать.

Исключения есть. Это поражающий целесообразностью, увлеченностью и образованностью отборных студентов Санкт-Петербургский национальный исследовательский университет информационных технологий, механики и оптики — ИТМО. Там от входа присутствует какая-то атмосфера «нужности себя» и «уверенности в своей личной перспективе». Поражает воображение то, с каким упорством талантливые студенты, аспиранты добиваются научных и практических вершин. Они, очевидно, верят в то, что именно эта, именно такая их деятельность приведет их к важной и самодостаточной цели в жизни, позволит им самореализоваться. Большинству из них просто и понятно, что ради этой цели надо работать не жалея себя. По их лицам видно, что этот подход к жизни приносит им удовольствие. Каждый раз, посещая ИТМО и читая там лекцию, думаю: вот, где бы я хотел учиться! На мое высказывание знакомому заведующему кафедрой: «Как же я вам завидую в том, что вы здесь работаете!» получил простой и понятный ответ: «Я сам себе завидую». Они — преподаватели и студенты — почти все вдохновленные целью люди. Они почти все уже где-то работают по специальности, любят свою профессию, связывают с нею жизнь.

Во множестве других вузов преподаватели и аспиранты ответят иначе: «Нам нужно хотя бы где-то заработать», «У нас нет времени (на учебу!)». Преподаватели утверждают: «Наши студенты не мотивированы к учебе». Впрочем, это тоже видно.

Почему такая разница? От кого это зависит? Кто этим управляет?

Впрочем, ясно и другое: умение продать свои навыки – своеобразная наука выстроить гармоничные отношения с окружающим миром, достигать своих высоких целей не мешая другим, а грамотно ориентируясь во встречном противодействии. И этому «в университетах» не учат…

 

Оксана Алексеева, автор статьи, директор филиала «Челябинский» Учебного центра «МРСК Урала»

Оксана Алексеева, автор статьи, директор филиала «Челябинский» Учебного центра «МРСК Урала»

 

Замкнутый цикл нетрудоустройства

Типичный замкнутый цикл проблем среднего выпускника: не найти работу потому, что нет опыта — опыт не получить потому, что нет работы по специальности. Устраиваются — где кому повезет. Выпускник электротехнического факультета работает продавцом автозапчастей или обуви. Выпускник юридического отделения – столяром. Гуманитарий учится считать деньги. Встретил физика постарше – тот работает водителем такси. Одного инженера, выпускника уважаемого университета, я встретил в организации из пяти человек, работающего специалистом по резке оргстекла. Он, кстати, гордится, что удачно устроился! На сайтах нескольких российских технических вузов висят объявления, что они выпускают продавцов…

Сколько аспирантов и увлеченных «подлинной» наукой студентов трудятся на рынках промышленных товаров, продавая пижамы, трусы, комплектующие компьютеров, программное обеспечение (хорошо, если лицензионное), радиодетали — не сосчитать! Впрочем, какая в сущности разница в том, на каком рынке трудится грузчиком или продавцом, зарабатывая себе на жизнь, аспирант, студент, инженер-конструктор, кандидат или доктор наук?

Получается, что в разных министерствах считают ситуацию нормальной: ленивые и дураки работают там, где удалось устроиться, а трудолюбивые умные молодые люди так или иначе найдут себе правильную дорогу. И еще: «Умным надо помогать. Дураки определятся сами». «Ну зачем, скажите, столько ученых стране, которой нужны просто рабочие руки?» «Учителя по призванию работают, а если призвания нет, то учителя найдут себе места, где…» — дальше вы знаете! «Вузы придется сокращать! Не имеющие перспектив кафедры требуется расформировать». Уже были — и не раз — попытки сократить, объединить университеты. Речь, безусловно, о тех вузах, специалисты которых не отвечают требованиям рынка (или профессии?), а студенты считают, что учиться там не интересно и необходимо получить лишь «корочку». Между прочим, речь идет о прославленных университетах, где учились Ленин, Королев... Преподаватели в этих вузах продолжают соревноваться за «часы», потому что это – основной критерий заработка «по призванию». Один цикл внешнего нетрудоустройства систематически запускает другой, внутривузовский.

«А у них кирпичом ружья не чистят!» 

В Россию в последние десять лет изредка, но всегда активно наведываются коммерсанты западных рекрутинговых компаний. Если случится пообщаться с кем-то из них или побывать на их семинарах, вы легко узнаете: они подбирают себе успешных студентов — по рекомендациям наших преподавателей! Преподаватели же считают, что тем самым они помогают своим протеже сделать карьеру, «жить, наконец, достойной жизнью», упреждая известное восклицание легендарного русского мастера Левши — подковывать блох.

Западные коллеги дают нашим молодым специалистам многое: жилье, гражданство, успех, признание, самоуважение и даже зависть коллег, которым «так не повезло остаться в России». Хотя у последних есть надежда отправиться туда же, используя опыт своих сокурсников... Речь идет о молодых специалистах. Нет смысла говорить об одаренных, получивших признание здесь, кстати, не забывая и о выдающихся ученых более старшего поколения. В России сейчас живет только один нобелевский лауреат. Его имя известно всем:  Жорес Алферов, выпускник ЛЭТИ. ЛЭТИ этим гордится, как и Поповым, Бергом...

«Наши ученые и изобретатели могут десятилетиями работать в научных институтах, зная, что их оценят, как высококлассных специалистов среди небольшого количества ученых, и тем самым их идентичность, как ученых, будет подтверждена и не будет поставлена под вопрос. Они считаются высококлассными, если изобрели, рассказали на конференции, показали коллегам. Но не внедрили! Последний элемент не очень важен для нынешнего российского ученого, так как не сказывается на его самооценке, основывающейся на оценке со стороны значимого сообщества других таких же ученых НИИ или в другой академической организации, — пишет Forbes. – В советской инновационной цепочке почти отсутствует инноватор-предприниматель».

Многие обращают внимание на культурный разрыв между «изобретателем» и «производителем». В сознании русских людей успешный ученый не увязывается с предпринимателем – с таким, например, как Билл Гейтс. Разумеется, в России есть свои королёвы и туполевы. Наверное, они работают в оборонной промышленности. Но здесь мы рассматриваем насущную проблему большинства студентов. Разработка полезного массового продукта обычно не связана с кандидатской диссертацией, а иногда даже и с докторской — хотя именно разработка нового должна быть предметом диссертаций. Любой человек может в вузовской библиотеке встретить научно-технические сборники, которые, пролежав годами на полке, утилизируются: их никто не читал и даже не брал в руки. Известно лишь фантастическое литературное исключение в лице инженера Гарина с его (вернее, конечно — толстовским) изобретением: гиперболоидом. Типичный же ученый России обычно — бессребреник, который все делает во благо человечества. А предприниматель, по его мнению, — это буржуй, который наживается за чужой счет.

Повышение квалификации – это продолжение вуза или корректировка жизни?

В декабре 2016 года мне повезло побывать в Челябинске. Многие ложные начальные представления об отставании «вторичного» образования других городов от Москвы рухнули в первый же день. Стало не очень понятно, зачем множество выпускников школ стремятся учиться в московских вузах. Хорошо оборудованные классы и лаборатории Челябинского филиала Учебного центра «Межрегиональной распределительной сетевой компании Урала», наверняка, способствуют развитию мотивации как обучаемых, так и преподавателей. Здесь всё устроено так, чтобы рабочие, инженеры, экономисты и управленцы учились с удовольствием.

Здешним электротехническим лабораториям, кабинетам предэкзаменационной подготовки может позавидовать любой университет. Есть лаборатория высоковольтного оборудования, изоляции и защиты от перенапряжений, лаборатория тренажеров оперативных переключений, лаборатория грузоподъемных машин, кабинеты и мастерские по сварке и т. д. В 2017 году предполагается открытие лаборатории релейной защиты и автоматики. Есть современный конференц-зал и компьютерные классы. Работают в этом центре подготовленные сертифицированные преподаватели.

 

Лаборатория высоковольтного оборудования Челябинского филиала Учебного центра «МРСК Урала»

Лаборатория высоковольтного оборудования Челябинского филиала Учебного центра «МРСК Урала»

 

И это только один пример. Другой — еще богаче оснащенный учебный центр в Екатеринбурге. Наверняка что-то подобное есть в других городах. Все познается в сравнении. Кстати, важно, что руководители центра открыты для партнерства с промышленными организациями и с вузами. Учебный центр «МРСК Урала» и филиал договорились предоставлять коллегам свою учебную базу.

Возможно, прежде чем рваться в Москву или на Запад, испытывать счастье наугад и где придется, стоит подумать о возможности комфортного образования у себя дома? А может, стоит сначала закончить университет, чтобы сознательно корректировать свою судьбу на курсах повышения квалификации?

Резюмируя: непредвзято и наивно анализируя все это, перестаешь понимать, почему многие студенты в регионах целенаправленно гонятся за «престижным» образованием за рубежом. Вероятно, продолжает работать установка на унижение своей страны в угоду западной державе, какая-то странная собственная (возможно, кем-то заданная начальная) ущербность по сравнению с кембриджским «учебным раем» и последующей эйфорией беззаботной жизни. Откуда исторически взялась эта общая черта нашей жизни – унижать себя, сравнивая с иностранным, как нам кажется, развитым «демократичным» миром? Особенно несправедливым выглядит это по отношению к нашему образованию в период западных санкций, в условиях двойных стандартов.

Трудоустройство — наука взаимоотношений

Необходимо просто понять: требованию высокой зарплаты для себя любимого на противоположной стороне почти всегда противостоит желание ее выплатить. Применительно к преподавателю и к выпускнику университета: тот, кто платит, ориентируется на среднюю зарплату на рынке труда таких специалистов. Тот, кто просит, ориентируется на сравнительную оценку уровня жизни соседей и знакомых. Тот, кто платит, хочет сэкономить. Ему нужен не столько опыт выпускника, сколько гарантия «правильного вложения инвестиций». Тот же, кто просит, хочет больше тратить.

В каждом таком индивидуальном противостоянии желание сохранить потенциал и добиться прибыльной цели борется с желанием реализовать самого себя и получить уважительное подтверждение своих результатов. Даже не столько выплатить и получить, сколько получить и заработать. В данной диалектической логике всегда временно побеждает один — чья стратегия оказывается более обоснованной или более практичной. Как бы та или другая сторона ни хотела иного. «Временно» – означает, что победа этой стороны никогда не бывает окончательной. Есть места, где данная диалектика работает в одну сторону, есть места – где работает в другую. Выбор, однако, всегда имеют обе стороны. Поэтому не стоит смотреть на работодателя, как на монстра, который не платит. Он рискует больше.

Работник заинтересован в повышении своего рейтинга путем образования. Вкладывать деньги в себя —  выгодно. Работодатель заинтересован вкладывать с образованных и опытных, потому что они эффективнее. Показатели эффективности преподавателя не такие очевидные. Андреас Шляйтер, советник по просветительской политике при генеральном секретаре организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) считает: «Работа учителя должна признаваться эффективной, если его ученики явно прогрессируют». Шляйтер предлагает два своеобразных показателя оценки эффективности учителей в виде вопросов к ним: 1. Какие доказательства могут привести преподаватели для подтверждения своего влияния на учеников? 2. Что они предпринимают для этого? Чем больше баллов наберут ученики такого преподавателя на каких-нибудь экзаменационных тестах, тем преподаватель эффективнее.

С другой стороны, такие показатели не позволяют оценить знание или даже уверенность учеников в том, насколько многому и полезному они научились. (Источник: COMPAS №8, 2016). Знаменитый изобретатель Виктор Шаубергер, создатель фантастического электрогенератора (по крайней мере, так утверждают исследователи его секретной биографии) ни в каких «университетах» не учился и искренне считал: чем дольше человек учится, тем больше его обманывают. Циолковский, кстати, тоже не имел систематического инженерного образования. Менделеев подрабатывал тем, что шил и продавал чемоданы. Генри Форд начинал столяром. В историях их успеха главную роль сыграли целеустремленность и умение общаться.

Остается одно. Обеим сторонам (работодателю и работнику) постоянно заниматься тем, чтобы приводить свое отношение друг к другу в соответствие с внешней средой: бюджетом страны и компании, политикой, производственными отношениями и даже, в известном смысле, с уровнем преступности. Похоже, что преподаватели, получающие небольшую зарплату или имеющие претензии к пенсии, редко задумывались об этом на протяжении жизни с практического ракурса. Получается, полезная профессия и ее непрерывное совершенствование может перерасти в увлекательное трудоустройство, во вдохновленное высокооплачиваемое творчество, в науку реализовать самого себя в жизни. Или это утопия? Можно ничего не делать.

Нужно время, чтобы понять, что это очень трудно. Можно обвинять весь несправедливый мир в том, что трудоустроиться по специальности все равно невозможно, и без опыта на работу не возьмут. Поэтому —  даже не пробовать. Ничего интересного в учебе нет. А если это утопия, то на какой мотивации создаются космические корабли? И почему встречаются счастливые люди, которые непрерывно учатся, нашли себя в жизни, и все равно продолжают искать новое для себя, стараются быть первыми? И у них с доходами, как правило, все в порядке. Интересно в связи с этим, должны или могут ли вузы или курсы (какие?) научить студентов науке (искусству) взаимоотношений, научить учиться?

Опубликовал: Андрей Блинов (info@spbit.ru)

Рубрики: CIO/Управление ИТ

Ключевые слова: кадры, IT-директор, CIO Club