В черный лист до кучи: европейцы опять грозят штрафами IT-компаниям

Экстремистские и антисемитские высказывания стали удалять из Сети всё чаще, считают в профильной еврокомиссии. Реальную картину оценить сложно — отчеты IT-компаний о блокировке нежелательного контента крайне размыты. В соцсети попадают манифесты террористов и трансляции расстрела — как в Новой Зеландии. А внимание к проблеме в свете политической конъюнктуры чревато новыми проблемами.

Хорошие цифры

В Европе IT-компании всё чаще удаляют экстремистские и антисемитские высказывания из Сети. Если в 2016 году доля удаленных постов оценивалась в 28% от общего объема отмеченных как недопустимых, то сейчас — в 75%. Об этом 14 мая на конференции Совета раввинов Европы в Антверпене заявила координатор Европейской комиссии по борьбе с антисемитизмом Катарина фон Шнурбайн.

Комиссия заключила с IT-компаниями договор, по условиям которого они обязались за сутки рассматривать посты, которые помечены как экстремистские и антисемитские. И удалять, если они противоречат европейскому законодательству.

«Учитывая, что некоторые из отмеченных как экстремистские высказывания не нарушают буквы закона, это довольно хорошие цифры», — отметила координатор профильной Европейской комиссии.

В 2016 году, от которого Катарина фон Шнурбайн ведет отсчет, Еврокомиссия приняла кодекс поведения по противодействию незаконной пропаганде ненависти в Сети. Его согласились соблюдать IT-компании, в ведении которых крупнейшие соцсети — Facebook, Microsoft, Twitter, YouTube, отдельно сервисы Instagram, Google+, Snapchat и другие.

А что за цифрами

В марте 2018 года правительства нескольких стран ЕС надавили на крупные интернет-компании. Посыл звучал ультимативно — если вы за три месяца не докажете Евросоюзу, что оперативно удаляете экстремистский контент, то будете делать это принудительно. Основной причиной давления называли то, что подобные посты в соцсетях стали тригером для одиночек, которые устраивали нападения в европейских городах. И если соглашения еврокомиссии по борьбе с антисемитизмом предполагала срок в 24 часа на рассмотрение спорного контента, то в марте прошлого года речь шла о том, чтобы такие посты удалялись уже через час — по предписанию властей.

Год спустя, 17 апреля 2019 года, депутаты Европарламента проголосовали за введение штрафов для IT-компаний, которые упорно не удаляют экстремистский контент по запросу. В отдельных странах ЕС такие меры уже действуют — например, в ФРГ штраф может достигать €50 млн. За введение такой меры на всем ЕС (а максимальный штраф предлагается установить на уровне 4% от годового оборота компании) выступили 308 парламентариев, против — 204, еще 70 воздержались.

Еще в прошлом году YouTube под давлением властей начал публиковать отчеты о борьбе с нежелательным контентом. Так, в III квартале 2018-го сервис удалил более 58 млн видео и 224 млн комментариев. 90% из более чем 10,4 тыс. видео, заблокированных за жестокость и экстремизм, успели набрать менее 10 просмотров. По последним данным YouTube, блокировкой контента занимается порядка 10 тыс. модераторов. Twitter утверждает, что за последнее время удалили свыше 1,4 млн учетных записей из-за пропаганды терроризма.

Эти отчеты выглядят именно так — общие цифры, условное процентное соотношение, никакой конкретики. Компании признают, что им сложно выделить более конкретные показатели — сотрудники занимаются не точечно экстремистскими материалами, а всем сразу. Блокировки, о которых становится известно публике, нередко выглядят сомнительно.

И про меня убери

Соцсети хором говорят, что не поддерживают экстремизм, и стараются вытеснить приверженцев радикальных идей со своих платформ раз и навсегда. В апреле, например, Facebook заявил о блокировке десятка британских радикальных организаций, в том числе праворадикальной Британской национальной партии (ее идеология схожа в некоторых аспектах с фашизмом, уточняла The Times) и Лиги английской обороны, позволявшую себе антиисламские заявления. Несколько лет соцсеть попрекали за то, что она дает им площадку.

Тогда же Facebook и Instagram начала удалять страницы людей, связанных с Корпусом стражей Исламской революции (элитное подразделение иранской армии, создано после революции 1979 года) — США отнесли КСИР к террористическим организациям. Министр связи и информационных технологий страны Джавад Азари-Джахроми раскритиковал это решение цитатой из сериала «Игры престолов» в Twitter: «Когда вы вырываете язык у человека, вы не доказываете, что он лжец, а только говорите миру, что боитесь того, что он может сказать».

Всё выглядит позитивно, пока дело не доходит до политики, — а доходит зачастую именно до нее. В конце прошлого года в Сеть попало письмо лидера фракции либералов в Европарламенте Ги Верхофстадта на имя главы Facebook Марка Цукерберга. Он требовал удалить видео на страничке правящей партии Венгрии ФИДЕС, где критиковали как лично его, так и Брюссель в целом за миграционный кризис.

Руководство соцсети отказало европарламентарию, отметив, что запись не содержала призывов к насилию и вообще никак не нарушает правила платформы. Верхофстадт и открыто призывал IT-компании фильтровать контент в соответствии с требованиями Евросоюза — чтобы гарантировать отсутствие «враждебной пропаганды» в преддверии выборов в Европарламент. При этом политик раскритиковал сотрудничество Google c российским регулятором по работе с запрещенным контентом.

Пока гром не грянул

Европарламент рассмотрел законопроект о штрафах для IT-компаний на фоне теракта в Новой Зеландии (15 марта в двух мечетях Крайстчерча произошел теракт, погибли 51 человек. — «Известия»). Нападавший — 28-летний австралиец Брентон Таррант — ввел прямую трансляцию расстрела в соцсети. Трансляция шла 17 минут, а после блокировки успело разойтись 1,5 млн копий записи. Теракт поднял новую волну дискуссий о необходимости более жесткой работы с экстремистским контентом.

Президент Франции Эммануэль Макрон и премьер-министр Новой Зеландии Джасинда Ардерн выступили с инициативой «Призыв Крайстчерча», которую подписали почти три десятка представителей государств и крупнейшие интернет-провайдеры.

Речь всё о том же — оперативном изъятии террористической информации. США отказались присоединиться к инициативе, сославшись на уважение к свободе выражения мнений и прессы. Хотя проблемы и там те же: подозреваемый в нападении на синагогу в калифорнийском городе Поуэй незадолго до стрельбы опубликовал на страничке в соцсетях, где выступал против миграции мусульман в Европу и англоязычные страны, письмо с антисемитскими высказываниями.

После теракта в Новой Зеландии письма с критикой в адрес IT-компаний полетели и от США, которые отказались присоединиться к «Призыву Крайстчерча». Однако, например, сенатор-демократ Рон Уайден призвал действовать осторожнее. Он напомнил, что по закону компании не несут ответственности за то, что говорят их пользователи. Ограничивая возможность коммуникации ради блокировки нежелательного контента, политики могут лишить людей инструментов, чтобы критиковать власти, выявлять военные преступления, нарушения прав на работе и случаи расизма, подчеркнул он. О том же заявили в некоммерческой организации «Фонд электронных рубежей» (Electronic Frontier Foundation), добавив, что от IT-компании стоит потребовать более подробного отчета о работе с нежелательным контентом.

Платформы уже пообещали упростить систему жалоб на контент, ужесточить контроль за прямыми трансляциями и сделать отчеты о блокировках более прозрачными.

Срок за репост

За проблемой блокировки экстремистского контента стоят не только недоработки таких гигантов, как Facebook, модераторы которого, если верить расследованию издания The Verge, и так уходят из офиса с серьезными психологическими проблемами, но и судьбы обычных пользователей соцсетей. Например, тех, кто делился с друзьями записью стрельбы в Крайчестере, не преследуя никаких экстремистских целей.

Пока соцсети меняют механизмы на своей стороне, власти принимают жесткие меры. Так, в Новой Зеландии запретили не только делиться, но и вообще хранить на устройстве копию трансляции теракта и манифеста стрелка — это чревато тюремным заключением и крупным штрафом. Так, 44-летнему новозеландцу Филиппу Арпусу грозит 14 лет за то, что он переслал видео по меньшей мере 30 друзьям. И на нем список, учитывая 1,5 млн копий записи, явно не закончится — пока известно о шести задержанных. Кроме того, местные СМИ договорились ограничить количество новостей о теракте, по сути, исключив возможность давать описание террористу и его взглядам. Насколько эффективна тактика замалчивания, вопрос открытый.

Екатерина Кориненко

Опубликовал: Александр Абрамов (info@ict-online.ru)

Рубрики: Регулирование, Web

Ключевые слова: веб, регулирование, социальные сети