Телемедицине нужно согласие

На общественное обсуждение вынесен проект приказа Министерства здравоохранения РФ, предлагающий включить консультации с применением телемедицинских технологий и дистанционное наблюдение за состоянием здоровья пациента в те виды медицинских вмешательств, на которые граждане дают информированное добровольное согласие при выборе врача и медицинской организации для получения первичной медико-санитарной помощи. Как считают в экспертном сообществе, разработанный документ не снимет ответственности за некачественное исполнение услуг с медицинских организаций и непосредственно врачей, но позволит иметь правовую базу, описывающую данный аспект работы телемедицинских сервисов.

Проект приказа размещен на официальном портале размещения информации о подготовке проектов нормативных правовых актов. Его общественное обсуждение продлится до 22 июля 2019 года.

Говоря с корреспондентом ComNews о влиянии разработанного проекта приказа на телемедицинский рынок, сооснователь и исполнительный директор ООО "Бестдоктор" Михаил Беляндинов отметил следующее: "С одной стороны, лишние бюрократические процедуры всегда замедляют работу сервиса и процесс оказания помощи. С другой стороны, рынок телемедицинских услуг давно нуждается в развитии нормативно-правовой базы, поэтому это определенно шаг в правильном направлении. Все зависит от того, как нововведения будут реализованы с технической точки зрения, то есть насколько пациентам будет удобно этим пользоваться".

При этом Михаил Беляндинов заметил, что для соответствия новым требованиям компаниям придется увеличить операционные расходы. "Но прирост бюджета вряд ли будет значительным. Также к расходам можно отнести то, что общая конверсия в консультации снизится", - указал Михаил Беляндинов.

О влиянии приказа на существующее распределение ответственности за некачественное проведение консультаций с применением телемедицинских технологий и дистанционное наблюдение за состоянием здоровья пациента Михаил Беляндинов заявил: "Обычно, эта ответственность лежит на медицинской организации и враче, разработанный приказ на это никак не повлияет, но позволит иметь правовую базу, описывающую весь этот процесс. Сами по себе телемедицинские технологии существенно не меняют сути проблемы некачественной медицинской помощи. Как и при "классических" офлайн-консультациях, оценивать и регулировать качество услуг сложно и дорого".

Относительно того, в какого рода законодательных инициативах в целом сегодня нуждается отрасль телемедицины, Михаил Беляндинов заметил: "Существует ряд проблем, которые замедляют развитие телемедицины. Прежде всего – бюрократические препятствия в виде обязательной интеграции с Единой государственной информационной системой в сфере здравоохранения (ЕГИСЗ) и идентификации пациентов через единую систему идентификации и аутентификации (ЕСИА). Также официально обращаться за удаленными консультациями могут только обладатели подтвержденного аккаунта на портале госуслуг. По данным Минкомсвязи, на начало 2019 года на портале зарегистрировано 52 млн подтвержденных аккаунтов, это 35,5% от населения страны. То есть основная проблема на данный момент – это идентификация пользователей. Хорошим решением была бы валидация пациента через SMS и операторов связи, то есть по номеру телефона".

Заместитель директора медицинского департамента по лечебно-организационной работе ММТ (ООО "Мобильные Медицинские Технологии") Максим Кузьмин о возможности появления у телемедицинских компаний расходов в связи с выполнением требований приказа сказал следующее: "В 242 ФЗ от 29 июля 2017 года, который узаконил телемедицину, прописано, что необходимо оформлять информированное добровольное согласие в электронном виде. При этом врач должен обязательно подписывать данный документ усиленной квалифицированной электронной подписью, а пациент может использовать простую электронную подпись. Наши юристы верно полагали, что телемедицинские консультации и дистанционный мониторинг во многом схожи с видами вмешательств, которые были описаны в Приказе Министерства здравоохранения N 390н "Об утверждении Перечня определенных видов медицинских вмешательств, на которые граждане дают информированное добровольное согласие при выборе врача и медицинской организации для получения первичной медико-санитарной помощи", и при разработке нашей системы, основывались на применении этого приказа. Таким образом, в нашей работе ничего не изменяется, только исключается двойная трактовка контролирующими организациями действующей законодательной базы".

Что касается того, на ком сегодня лежит ответственность за некачественное проведение консультаций с применением телемедицинских технологий, Максим Кузьмин заявил: "Врачи, проводя телемедицинские консультации, действуют в рамках трудовых отношений с медицинскими организациями, следовательно, ответственность за качество медицинской помощи несут медицинские организации".

О том же, какого рода законодательные инициативы сегодня необходимы отрасли телемедицины, Максим Кузьмин сказал: "В ряде случаев, диспетчеры до приезда скорой помощи или врача дают пациентам рекомендации по симптоматической терапии и безрецептурным препаратам. По действующему законодательству такие консультации можно отнести к телемедицинским и для них необходимо информированное добровольное согласие и идентификация пациента через портал государственных услуг, что невозможно осуществить по телефону. Таким образом, сейчас медицинские работники, оказывая помощь, нарушают закон. Поэтому для первичных телемедицинских консультаций необходимо смягчить требования законодательства по данным пунктам, в ряде стран пошли по этому пути. Также, в настоящее время существует большое количество заболеваний, которые можно диагностировать без очного визита к врачу по результатам современных методов диагностики".

Руководитель проекта SmartMed ПАО "МТС" Мария Мацкевич в разговоре с корреспондентом ComNews заметила следующее: "С момента запуска сервис SmartMed работает исключительно в правовом поле. Это значит, что мы оказываем именно медицинскую услугу с применением телемедицинских технологий. И как требует закон в отношении любых медицинских услуг, наши пациенты перед онлайн-консультацией обязательно принимают добровольное информированное согласие. Без него онлайн-консультации мы не проводим".

Влада Сюткина

Опубликовал: Александр Абрамов (info@ict-online.ru)

Рубрики: Регулирование

Ключевые слова: регулирование, телемедицина