Аутсорсинг в России: кто охотится на мамонта?

Почему в нашей стране так медленно приживается аутсорсинг? Многие просто не переносят сам термин – он пришёл к нам с Запада, а мы всё новое, и уж тем более заграничное, терпеть не можем. Мало того, новизна приравнивается к неизвестности и пугает – и это нормально.
Точно так же негативную реакцию вызывает, например, термин «инновации», а ведь в самом понятии ничего инновационного-то и нет. «Нововведения в работе организации» – что тут необычного и фантастического? Всегда были, есть и будут – просто отношение к ним и ценность некоторых подходов меняются.

То же самое и с культом аутсорсинга, от которого многих наших сограждан воротит именно из-за резко возросшей частоты повторения этого термина. Но так ли нова сама модель? Не будем нырять в дебри словообразования и пойдём по пути аналогий. Только из принципа наотрез отказываясь от услуг аутсорсинговых колл-центров, системных интеграторов и какой-либо другой поддержки ИТ-инфраструктуры своего предприятия, задумываемся ли мы о том, что для обогрева помещений организации нам не приходится заводить бригаду штатных лесорубов, которые будут топить нам печки (их, кстати, тоже кто-то должен будет собрать). Сомневаюсь также, что даже самые крупные и богатые ИТ-компании для строительства собственных бизнес-центров нанимают штатных работников. Да и ремонт в офисе вряд ли делает секретарша. Если нам нужна бумага – её закупкой занимаются наши службы, но при этом мы вовсе не отправляем всё тех же лесорубов на добычу целлюлозы, из которой потом наши работники изготовят белые листы формата А4. Приобретение ИТ-оборудования – это тоже покупка аутсорсинговых услуг. Услуг по заготовке материалов, проектированию, созданию деталей и сборки готовых продуктов. Наши штатные программисты не пишут нашим же секретарям программу для работы с текстами и таблицами – эти программы создают для нас вендоры. Бухгалтеры не изучают языки программирования для создания удобной среды – они учатся работать с профессионально написанными и настроенными под их нужды электронными базами.

Выйдем за пределы ИТ-отдела и вообще предприятия и посмотрим вокруг: стрижку нам делает парикмахер в салоне, одежду создают дизайнеры и швеи, машины для нас собирают автомобильные заводы, овощи выращивают в теплицах или на огородах, а потом приносят для нас туда, где мы их купим. Да простят меня вегетарианцы, но выращивать и забивать коров нам тоже не приходится – мы покупаем подготовленные к кулинарной обработке или даже сразу к употреблению в пищу продукты.

Времена, когда всё росло на своём огороде, корова паслась неподалёку, куры неслись в курятнике, а дом помогали строить старшие сыновья в большом крестьянском семействе, давно прошли. Жизнь в современном обществе подразумевает такой подход, когда каждый делает то, что у него получается лучше, – и обменивает это на услуги и продукты, предоставляемые другими. А современный ли это подход? Ведь даже в деревнях с огородами и коровами кузнец был всегда один. Пасекой владел не каждый, горшки изготавливались не в каждом доме: посуда и мёд продавались на рынке… Выходит, аутсорсинг появился со становлением рыночных отношений, даже раньше – с появлением натурального обмена.


Есть и более древний пример. Первобытная женщина была более внимательной и кропотливой – она растила детей, следила за очагом, научилась выращивать растения из семян и приручила домашний скот. Первобытный мужчина в то же время был сильнее и быстрее – а потому именно он защищал семью от недоброжелательных соседей и хищников, а также бегал за пресловутым мамонтом. Такой симбиоз мужчины и женщины – это тоже, в некотором смысле, аутсорсинговый подход.

Но и не отсюда, по-моему, растут ноги у аутсорсинга. Я бы даже сказала, не ноги, а хвосты и плавники. Слышали ли вы о такой маленькой рыбке, которая чистит крупных морских обитателей от паразитов? За это она «работает» на условиях неприкосновенности и в то же время питается тем, от чего избавляет своих «клиентов». То есть рыба-чистильщик получает плату за аутсорсинговую профессиональную чистку поверхности.

Выходит, аутсорсинговая модель изобретена самой природой, и видеть в ней что-то новое и угрожающее мы не должны. Но ведь причина отторжения не только в новизне подхода для российского рынка. Приведу ещё один пример совсем не из сферы ИТ. В одном из своих выступлений известный российский юморист рассказал об удивлении, вызванном у сотрудников гостиницы, в номере которой артист починил сливной бачок. В такие моменты мы начинаем гордиться своими самоотверженными и изобретательными соотечественниками. Кажется, у нас в стране водопроводчиков вызывают только одинокие женщины (да и то вовсе не для ремонта сантехники). Признаюсь, сама как-то чинила смеситель и трубы – мало того, починила. Правда, ненадолго – скотча для окон хватило всего на пару недель. Но на этом мы не остановились – далее свою смекалку, используя подручные материалы, стали проявлять другие члены семьи.

Эпопея с трубами закончилась вызовом мастера, а вывод из всех наблюдений могу сделать один – неприятие аутсорсинга у нас в крови. Мы сами себе режиссёры, сами себе сантехники, сами себе программисты, администраторы, настройщики, операторы, консультанты, аналитики и т. д. Хорошо ли это? Да, в какой-то ситуации приятно осознать своё всемогущество, а в некоторых случаях на вызов специалиста просто нет времени, и собственные способности и знания в сторонних областях могут очень пригодиться. Но профессионален ли такой подход для серьёзной организации? Думаю, каждая компания сама для себя должна ответить на этот вопрос. Иначе аутсорсинговые операторы будут ещё долго, упорно – и не факт, что успешно – объяснять российским клиентам все преимущества западной системы.

В заключение хочется поздравить всех с наступающими праздниками, пожелать всего наилучшего и завершить редакционную колонку под свет новогодней гирлянды, которую мне как раз недавно удалось самостоятельно починить без использования аутсорсингового паяльника.

Ключевые слова: аутсорсинг