Владимир Эдуардович Баласанян, председатель совета директоров компании «Электронные офисные системы»: «Мы имеем непосредственное отношение к становлению рынка СЭД и ответственны за него»

Компания «Электронные офисные системы» (ЭОС) – отраслеобразующий игрок российского рынка СЭД – в 2014 году отмечает свой 20-летний юбилей. О предпосылках создания компании, ее первых проектах, принципах ведения бизнеса, рецептах преодоления трудностей и достижения успеха рассказывает Председатель Совета директоров ЭОС Владимир Баласанян.

 Владимир Эдуардович, компания «Электронные Офисные Системы» была основана в 1994 году, какие события предшествовали этому?

 - С 1991 года я работал в Администрации Президента России, был начальником отдела Управления информационных ресурсов, занимался автоматизацией работы с документами Президента и Правительства. Работать было интересно, именно в эти годы началось массовое использование персональных компьютеров и сетей, перед нами ставились самые масштабные задачи, мы использовали для их решения самые современные аппаратные и программные средства. И - до февраля 1994 года – я и не думал о другой работе.

В связи с переездом Правительства в Белый Дом (после событий 1993 года) возник масштабный проект информатизации Дома Правительства. Реализация этого проекта была возложена на Федеральное агентство правительственной связи и информации (ФАПСИ). И в феврале 1994 года было принято решение расформировать Управление информационных ресурсов с переводом его сотрудников в штат ФАПСИ. Мне нужно было решать, где работать дальше. И не только мне. Я не мыслил себя без своих ближайших коллег и соратников.

Друзья посоветовали попробовать себя в бизнесе. Действительно, наши знания, опыт и авторитет позволяли рассчитывать на будущий рыночный успех. Постепенно идея создать собственную ИТ-компанию стала обрастать вполне конкретными планами. Переговорил коллегами, которых «видел» во вновь создаваемой компании, с коллегами, которые могли бы быть нашими первыми заказчиками. И нужно сказать, что почти все, с кем я общался, поддержали меня и были готовы рискнуть вместе со мною. Так у нас уже была и команда и бизнес-план. Осталось найти инвестора.

 Каким образом вам все-таки удалось начать бизнес?

 - Чтобы начать бизнес, нужны начальные вложения: офис, компьютерная сеть, базовое программное обеспечение, деньги на первые зарплаты и т.д. У нас, государственных служащих начала 90-х, естественно, ничего этого не было. Финансовые структуры, у которых в то время были деньги, интереса к такому бизнесу не проявляли, в 90-е годы было много других более эффективных способов заработать. И снова не обошлось без стечения обстоятельств.

В 1994 году вновь образованная Госдума переезжала в здание на Охотном ряду, и встала задача ее информатизации. Компания Steepler - один из крупнейших тогда системных интеграторов - претендовала на участие в этом проекте, и, зная уровень нашей компетенции, предложила разработать концепцию информатизации Государственной Думы. Мы сделали эту концепцию, и я лично презентовал ее на Совете Государственной Думы. В качестве оплаты проделанной работы мы предложили Steepler стать соучредителем новой компании, предоставив нам помещение и компьютеры. Таким образом, с 1 сентября 1994 года наша команда начала работать - под крылом этого крупного игрока.



Первый проект команды ЭОС — разработка концепции информатизации Госдумы (еще под эгидой компании «Стиплер»)
Первый проект команды ЭОС — разработка концепции информатизации Госдумы
(еще под эгидой компании «Стиплер»)



Какова была изначальная цель создания компании?

 - Совершенно точно, каких-то определенных финансовых целей мы перед собой тогда не ставили. Вспоминая нашу тогдашнюю мотивацию, думаю, что мы, в первую очередь, хотели создать себе новое место работы. Такое, как нам хотелось. Чтобы мы могли бы в максимальной степени реализовать свой профессиональный потенциал, быть лучшими в том, чем мы занимаемся. Чтобы на работу ходить было приятно. Чтобы работа эта была уважаемой и обеспечивала достойную жизнь нам и нашим близким.

Однажды после создания ЭОСа меня пригласил побеседовать Анатолий Карачинский из IBS, и тогда и сейчас - крупнейшего ИТ-игрока России. Тогда он тоже заинтересовался документооборотом. Анатолий спросил о идее нашего бизнеса. Я, не задумываясь, сказал, что поскольку мы делаем прикладные решения, то нужно, чтобы заказчик этих решений остался ими доволен. На что мой умудренный бизнес-опытом собеседник заметил, что в таком случае я как был бедным, так им и останусь. Потому что бизнес устроен по-другому: «заказчик будет доволен, когда он тебя разденет, ты должен дать заказчику то, что у тебя есть, и быстро убежать».

Это высказывание, пусть в ироничной форме, отражало реалии. Пора тиражных прикладных систем еще не пришла. Заказчики не были готовы платить за заказные решения столько, сколько они реально стоят. Они хотели получить заказную систему, а платить за нее как за типовую. Именно тогда мы приняли решение отдавать заказчику то, что у нас есть, но то, что есть, должно быть максимально гибким и настраиваемым. Мы точно знали, что именно и только таким образом добьёмся успеха.

Конечно, создать компанию-разработчика приложений в том время, когда в России рынка приложений практически не существовало – было огромным риском. Но, по счастью, мы этого тогда не понимали. Получилось так, что мы опередили время, и именно это позволило нам и оказать существенное влияние на развитие отрасли и занять в ней ведущую позицию.

 Кто составил костяк первой команды, какими компетенциями она обладала? Что из задуманного при создании компании удалось воплотить в жизнь?

 - Около 20-ти лет я занимался проектами офисной автоматизацией, сначала в Госплане СССР, потом в Общем отделе ЦК КППС и в Администрации Президента РФ. За это время вокруг меня сформировалась профессиональная команда разработчиков: аналитиков и программистов. Во всех этих проектах перед нами ставилась задача – использовать самые передовые в мире информационные технологии для автоматизации полного цикла работы с документами. И мы самым подробным образом изучали нигде не задокументированную реальную практику делопроизводства и создавали действительно передовые решения, которые не стыдно было бы продемонстрировать сегодня. Так сложилось, что в то время мы, наверное, лучше многих понимали, как устроена работа с документами в отечественных организациях – с точки зрения ее автоматизации.

Мне повезло, почти все, кого я хотел видеть в новой компании, согласились на такое изменение в своей жизни – уйти с государственной службы в бизнес. В первом нашем штатном расписании было 12 человек. И половина из них до сих пор с нами.
Подводя итоги, должен сказать, что нам действительно удалось создать компанию, атмосферу в которой многие наши работники, партнеры и заказчики называют «семейной». Вспоминаю фразу из личного письма одного из наших партнеров: «выражаю вам благодарность за то, что практически на уровне страны вы создали систему братства - без фанатизма, но с преданностью делу».

У нас работают люди, у которых общие жизненные ценности, одна из главных – уважение к людям - коллегам, партнерам, клиентам, конкурентам. У нас нет мелочного контроля и потогонной системы. В компании не принимается ни одного решения, которое не было бы объяснимо и объяснено. Наших специалистов можно попросить сделать что-то, пожертвовав личным временем и планами, решить какие-то новые задачи, выходящие за рамки их служебных обязанностей, и они это сделают, потому что понимают: раз просят, значит – это нужно всем, и что к их просьбам будет такое же отношение.

Конечно, все это – при условии самых высоких профессиональных качеств. Это, безусловно, первично.

Наверное, поэтому в ЭОС средний стаж работы заметно больше, чем в целом по отрасли. Думаю, это играет большую роль в том, что компания не теряет, а накапливает компетенцию, и в том, что, как правило, никто из клиентов от нас не уходит.

Мы также можем гордиться стабильностью отношений с нашими партнерами. Вспоминаю 1996 год. Компания Steepler проводит свою партнерскую конференцию под Сочи. Еще в аэропорту заметил молодого человека, который возился с несколькими огромными сумками. Он оказался одним из двух или трех участников моей презентации, пришедшейся на разгар солнечного дня. Оказалось, что это - Давид Ян, руководитель компании, которая тогда называлась BIT Softwаre, а теперь известна всем как ABBYY. А его сумки были заполнены коробками с продукцией компании. Давид сказал мне тогда, что тема документооборота ему крайне интересна, что она непосредственно связана с развитием его бизнеса. Так завязалось наше партнерство с ABBYY, которое продолжается до сих пор: мы партнеры по бизнесу и много общаемся.

 Как тогда выглядела ситуация с СЭД в стране, можно ли было говорить о каком то рынке?

 - В начале 90-х в офисах появились персональные компьютеры, которые стали объединяться в сети. Появилась возможность использовать эти сети для организации коллективной работы с документами. В то время концепции того, что сегодня называется СЭД, еще не сложилось. Тем не менее, я бы выделил решения начала 90-х, которые можно было бы назвать типовыми. Система «Золушка» (НТЦ ИРМ) обеспечивала обработку данных о состоянии работы с документами, компания «ИнтерТраст» продвигала решения на основе популярной американской платформы групповой работы Lotus Notes, компания «Весть» - известную канадскую систему управления документами PC DOCS. Как правило, речь шла о крайне ограниченном по числу пользователей рабочих мест, устанавливаемых в центральной делопроизводственной службе организации.

Пожалуй, именно мы первыми сформулировали и реализовали цельную концепцию компьютеризации российского делопроизводства, сочетающую управление документами и управление рабочими процессами на их основе. Кстати, изначально мы также предлагали свои решения на одной из лидирующих платформ процессного управления (в то время – workflow) – английской системы Staffware.

 Какие знаковые проекты выполнила компания ЭОС в докризисные годы?

- Нам повезло, в отличие от других разработчиков, предлагавших свои услуги на рынке, у нас за плечами были значимые успешные проекты и профессиональное владение предметной областью. И решения мы предлагали самые продвинутые – с использованием реляционных СУБД и средств разработки 4-го поколения. Поэтому и проекты автоматизации делопроизводства нам доставались очень интересные. В Газпроме, в министерстве природных ресурсов, в федеральной службе налоговой полиции, в правительстве Московской области, в органах государственной власти Республики Башкортостан.

Уникальный проект мы реализовали в прокуратуре Республики Татарстан. Президент Татарстана Минтимер Шаймиев выделил средства на современное техническое оснащение деятельности республиканской прокуратуры. Поставщиком техники был Steepler, а нам предложили разработать систему автоматизации надзорной деятельности прокуратуры. Оказалось, однако, что надзорное производство – по сравнению с общим делопроизводством - имеет существенную специфику, которую нам пришлось изучить. И заказ мы получили только после того, как прокурор республики внимательно изучил и одобрил разработанное техническое задание. У нас до сих пор оно сохранилось с его личными правками. Проект мы полностью реализовали, и заказчик остался доволен!. А полученный опыт пригодился в других проектах по автоматизации деятельности прокуратур.



Автоматизация прокуратуры Республики Татарстан стала одним из знаковых проектов не только для компании ЭОС, но и для рынка СЭД в России
Автоматизация прокуратуры Республики Татарстан стала одним из знаковых проектов
не только для компании ЭОС, но и для рынка СЭД в России



Но, пожалуй, самым главным и решающим нашим проектом 90-х годов была разработка системы электронного документооборота Центрального Банка РФ. Банк еще в 96-м году – первым в стране поставил задачу создания системы автоматизации работы с документами, охватывающую все рабочие места сотрудников центрального аппарата Банка. И мы, воспользовавшись амбициозными планами заказчика, разработали совершенно новую концепцию системы электронного документооборота, охватывающей все рабочие места организации.

В этом проекте мы реализовали много новых и интересных идей. Например, свойственное отечественному делопроизводству делегирование ролевых функций по работе с документами, когда те или иные операции с документами – от имени должностного лица - выполняют другие работники. Еще одна особенность - сложная система прав доступа к документам, не зависящая, в частности, от должностной и функциональной иерархии (как это обычно принято в западных системах). Успешно решили мы и проблему масштабируемости: в центральном аппарате Банка работают тысячи пользователей, при этом - с самого начала промышленной эксплуатации системы в 1997 году - ни один из многих миллионов документов не было удален из базы данных.

На основе идей, отработанных на заказном проекте в Центральном Банке, мы создали наше флагманское решение – тиражную («коробочную») систему ДЕЛО. Как образно заметил один из наших коллег-конкурентов – «весь российский рынок СЭД вышел из системы ДЕЛО как русская литература из «Шинели» Гоголя». И до сих пор этот продукт - уже 13-я версия – является самой популярной СЭД в России, Белоруссии, Украине.

Пожалуй, самое удивительное, что создав систему ДЕЛО, нам удалось доказать (в это никто на рынке не верил), что одна и та же система управления документами может работать на всех вертикальных рынках и на предприятиях любого масштаба - в банке, колхозе, районной администрации, федеральном ведомстве, нефтяной компании, птицефабрике, вузе.

 Какие еще наиболее масштабные и запоминающиеся проекты удалось реализовать ЭОСу за прошедшие 20 лет?

 - У нас и наших партнеров 6 тысяч клиентов и каждый из них в чем-то особенный. Лично мне приходилось заниматься проектами в Госдуме, Совете Федерации, Счетной Палате, в ряде субъектов федерации, Центризбиркоме, Судебном департамента, в компаниях Татнефть, Мострансгаз, в банке Петрокоммерц, Росгосстрахе, Московском фонде обязательного медицинского страхования, в Русской Православной Церкви. Из последних проектов я бы выделил масштабные проекты в Министерстве юстиции, Евразийской экономической комиссии, в органах власти Ростовской области.



Некоторые крупные проекты компании ЭОС
Некоторые крупные проекты компании ЭОС



Помимо разработки и внедрения собственных систем мы участвуем во многих федеральных проектах. Компания приняла и принимает самое активное участие в создании и развитии одного из самых интересных федеральных проектов – системе межведомственного электронного оборота высших органов власти МЭДО. По заказу Ростелекома мы разработали облачную СЭД на национальной облачной платформе О7.ДОК. Для Федерального архивного агентства была разработан программный комплекс «Архивный фонд 4», который является обязательным для учета архивных документов во всех архивах Российской Федерации.

Нельзя не отметить нашу деятельность по разработке стандартов. На базе предприятия в 2008 году было образован технический подкомитет (ПК6), который разрабатывает ГОСТы по электронному документообороту, а наши эксперты принимают участие в работе соответствующих структур Международной организации по стандартизации (ISO).



Экспертное влияние компании ЭОС на рынок
Экспертное влияние компании ЭОС на рынок



Какие трудности встретились на пути развития компании в течение минувшего 20-летия?

 - Самой серьезной проблемой, с которой мы столкнулись, был кризис 1998 года. Для нас он сложился особенно тяжело. В один день «сгорели» все деньги, находившиеся на счету компании в банке «Столичный», в том числе полученная накануне и весьма значительная для нас сумма за реализацию проекта в Центральном банке. Платежей в ближайшие месяцы не предвиделось, платежеспособных заказчиков – тоже, не было даже действующего расчетного счета. Нечем было платить зарплату, оплачивать аренду, даже личных денег в тот момент не осталось. Такой вот «момент истины». Стали проигрывать варианты. Можно было, например, «продаться» (а к тому времени мы уже были достаточно известны и, главное, наши системы работали в ряде «важных» организаций) какому-нибудь интегратору, который, конечно, потом заменил бы и нас и наши решения. Но какую-то компенсацию мы бы, наверное, получили, но ни я, ни мои коллеги не смогли пойти на такой шаг, это было бы предательством по отношению к нашим клиентам, которые поверили нам и сделали на нас ставку.

В конце концов нам удалось договориться с арендодателем и отложить оплату на неопределенный период, работникам мы также пообещали в будущем возместить невыплаченную зарплату. Часть из них мы просто временно отпустили домой, а остальные продолжали работать – без зарплаты. И нам повезло, после кризиса рынок быстро встал на ноги и начал бурно развиваться, у нас появилось много новых интересных проектов. И все свои обязательства мы выполнили.

 Расскажите, пожалуйста, историю появления брендов ЭОСа.

 - Когда я придумал название и аббревиатуру ЭОС, более продвинутые в области маркетинга коллеги из других компаний говорили мне, что название было неправильным, хотя бы потому, что ЭОС – по алфавиту – попадает в конец списка. Да еще – и по-русски. Тогда это было не в моде. Но мы не жалеем.

Название самой компании возникло, отчасти, потому, что отдел, который я возглавлял в администрации президента, назывался как раз отделом офисных систем. Мы действительно делали решения, нужные в офисе и с использованием электронных технологий. Плюс хотелось, чтоб получилась полная английская калька (Electronic Office Systems, EOS), а сама аббревиатура была благозвучной и имела самостоятельное значение. А то, что мы оказываемся не в начале, а в конце алфавитных списков - это тоже неплохо. Лучше, чем в середине.

Позднее появился логотип нашей компании, состоящий из встроенных друг в друга стилизованных букв Э, О, С. Спустя несколько лет обнаружилось удивительное совпадение. Отец мой в послевоенное время работал на п/я - Московский агрегатный завод «Дзержинец» – головном разработчике и производителе электрооборудования Министерства авиационной промышленности. Через много лет после создания ЭОС я обнаружил в домашнем архиве юбилейный значок завода с практически таким же логотипом из встроенных букв Э, О, С, возникшим из названия продукции завода «электрооборудование самолетов». Юбилейный значок 25-летия отцовского предприятия и 15-летия нашего ЭОСа очень похожи, хотя к разработке дизайна нашего логотипа я не имел никакого отношения, только его одобрил. Такие вот случаются иногда удивительные совпадения (совпадения?)!

Логотипы российской компании ЭОС и продукции завода «Дзержинец» «Электрооборудование самолетов» совпадают не только по аббревиатуре, и имеют историческую связь
Логотипы российской компании ЭОС и продукции завода «Дзержинец» «Электрооборудование самолетов»
совпадают не только по аббревиатуре, и имеют историческую связь



Спустя 20 лет мы разработали новый логотип, более соответствующий динамичному и яркому стилю XXI века, но основанный на стилизации той же аббревиатуры.

Что касается названий продуктов, то многие из них придумал тоже я.



Базовые продукты ЭОС на одном слайде
Базовые продукты ЭОС на одном слайде



Название ДЕЛО, также, может быть, не самое «правильное», потому что совпадает с очень часто употребляемым словом. И, опять-таки, - русское. Зато - в тему, с короткое и емкое, прекрасно подходит для слоганов «делу время потехе час», «давайте заниматься делом» и т.д. Оно давно стало отечественным брендом.




Логотипы системы ДЕЛО, EOS for SharePoint и системы eDocLib



Название нашей ECM-системы eDocLib – отражает и то, что это собственно хранилище (библиотека) электронных документов и то, что продукт рассчитан на транснациональный рынок. Это название, кстати, уникально и имеет огромное число ссылок в интернете.

Название EOS for SharePoint (Enterprise Office Solution for SharePoint) придумали сами разработчики, когда выяснили, что Microsoft разрешает партнерам использовать слово SharePoint в названиях продукта. КАРМА, криптографическое АРМ, - тоже идея разработчиков, а EDSign – это программа для реализации функций электронной подписи. Собственником системы O7.ДОК является Ростелеком, он и придумал это название. О7 – это название разработанной Ростелекомом национальной облачной платформы, в состав которой входит и этот продукт.


 Потребности пользователей СЭД постоянно растут под влиянием развития ИТ-технологий, каким образом компании удается идти в ногу со временем, следить за спросом потребителей?

 - Есть множество приложений, которые работают много лет без какой-либо существенной модернизации – на старых платформах и с прежними интерфейсами. С ECM (Enterprise Content Management) -системами (которые у нас чаще называют СЭД) такое невозможно. Эти системы собственно возникли в результате появления новейших технологий и, в свою очередь, явились стимулом для их дальнейшего развития. В числе этих технологий можно назвать процессное управление, управление документами, электронная подпись, сканирование/оцифровка, компьютерная лингвистика, большие данные, а – в последнее время – и социальные сети.

Одновременно с технологическим развитием постоянно развивается нормативная база электронного документооборота, появляются новые законы, регламенты, стандарты.

И если разработчик СЭД не будет учитывать в свои решениях все технологические и нормативные инновации, то очень быстро – в течение 1-2-х лет он будет вынужден уйти с рынка. Скажу больше, мы не просто отслеживаем эти инновации – наши эксперты активно участвуют в разработке ключевых нормативных актов, связанных с проблематикой электронного документооборота, а наши разработчики стараются опередить потребности клиентов, примерно так, как это произошло с системой ДЕЛО и, позднее, EDSign.

 На сегодняшний день на рынке ЕСМ/СЭД существует немало крупных компаний-разработчиков, какое место среди них занимает компания ЭОС?

- На одной из конференций я слышал от одного из наших конкурентов фразу «ЭОС – это наше все». Думаю, что это оценка и той доли рынка, которую занимает наша компания («куда не придешь – всюду ЭОС»), и того вклада в собственно концепцию отечественной СЭД, и той роли, которую мы играем как отраслевые эксперты.



Компания ЭОС в рамках одного слайда
Компания ЭОС в рамках одного слайда



Иногда приходится на некоторых форумах читать, что ЭОС просто умеет как-то особенно лоббировать свои решения. Думаю, что умение достойно представить свои решения заказчикам крайне важно, но, поверьте, «пролоббированное» решение долго не продержится, им же нужно пользоваться. Можно, наверное, кому-то всучить плохой автомобиль, но долго на нем ездить не будут. А наши клиенты, как правило, от нас не уходят, несмотря на смену и руководителей и персонала и на агрессивную конкуренцию. Думаю, дело в другом – решения ЭОС в полной мере отражают реальные потребности заказчиков и стали отраслевым стандартом де-факто.

 Резюмируйте, пожалуйста, что можно считать самыми значимыми достижениями ЭОСа за 20 лет работы?

 - Так сложилось, что мы «провидели» отрасль, возникшую как путь от бумажного к электронному документообороту и активно участвовали в ее становлении. И еще: мы не предлагаем заказчикам «покупать наши классные продукты», но говорим: «мы знаем задачу, которую вы решаете, и готовы решать ее вместе с вами». Мы хотели получать удовольствие от того, что мы делаем, и, кажется, у нас это получается.

Спасибо за беседу!

Рубрики: Интеграция, Маркетинг, ПО

Ключевые слова: ЭОС