CEO компании Technopolis PLC Кит Силверанг: «Мы знаем, как заставить успешно работать инновационную экосистему»

Компания Technopolis основана в финском городе Оулу в 1982 году. Основная деятельность сосредоточена на создании и развитии технопарков. Сейчас это крупнейший мировой игрок в данном сегменте с площадями более 500 тыс. кв. м, хотя в настоящее время операционный бизнес компании сосредоточен в одной стране – Финляндии. Однако в России в следующем году будет сдана первая очередь местного технопарка Technopolis в Петербурге на Пулковском шоссе. На днях состоялся визит CEO компании Technopolis PLC Кита Силверанга (Keith Silverang) в Северную столицу. Глава компании ответил на вопросы журналиста spbIT.ru, поделился финским опытом построения инновационных экосистем, а также изложил свое видение кризисной ситуации на мировом рынке. Кроме того, г-н Силверанг рассказал, по каким причинам компания выбрала для инвестирования Россию, и уточнил – почему именно Петербург.

 

Расскажите, пожалуйста, об опыте компании Technopolis и модели ее функционирования.

 - Technopolis развивает инновационную экосистему благодаря различным преференциям, скидкам и услугам для высокотехнологичных компаний. Основная цель при этом – заработать за счет взращивания сообщества успешных высокотехнологичных компаний. Двадцатипятилетний успешный опыт позволяет нам уверенно говорить, что благодаря именно росту такого сообщества и развивается Technopolis. Мы располагаем несколькими ключевыми преимуществами – это близость к нашим партнерам-потребителям, тонкое и детальное понимание их потребностей, высококачественные услуги и сервисы, специально адаптированные под их потребности.

Концепция деятельности Technopolis PLC по созданию инфраструктуры для предприятий включает три стадии. На первой стадии новой компании предоставляется помещение, далее следует предоставление различных бизнес-сервисов и сопутствующих услуг: от телекоммуникационных до охраны помещения. На заключительной стадии компания обеспечивается поддержкой по развитию бизнеса. При этом размер помещения, которое предоставляется в рамках технопарка – от офиса в 10 кв. м до целого здания. Кроме того, Technopolis помогает в привлечении внешнего финансирования и подготовке бизнес-планов.

 Кит, давайте вспомним немного истории. Как возникла идея Technopolis? Какие принципы, приведшие к успеху, были заложены в бизнес компании – а ведь это произошло четверть века назад, когда инновационный бизнес только начинал складываться?

 - Этот интересный вопрос, в том числе и с точки зрения развития таких проектов. Дело в том, что Technopolis PLC возник не в крупном городе, например, Хельсинки, а в небольшом Оулу на удаленном севере Финляндии. На момент старта там не было никакого бизнеса, основанного на инновациях. Зато в городе располагался технологический университет, который специализировался и на технологиях, направленных на развитие мобильной телефонии. Оулу пришлось самому строить свое будущее в условиях опасности утечки ценных кадров в Хельсинки, и в качестве модели был выбран инновационный технопарк, который позволил бы использовать академические знания и в то же время дал бы возможность для ведения бизнеса. Так, на основе частно-государственного партнерства возникла идея Technopolis. Наиболее важной составляющей частного сектора тогда была Nokia. Но и городское сообщество, местные предприниматели, общественное мнение в целом – все они поддерживали построение инновационной индустрии. Именно благодаря такому взаимодействию и появилась наша компания.

Сначала это была традиционная концепция бизнес-инкубатора, но компания Nokia приняла нестандартное для того времени решение и передала Technopolis на аутсорсинг все неключевые сервисы. До сих пор Nokia является крупнейшим арендатором Technopolis в Оулу, где она занимает площадь 44 тыс. кв. м, как в рамках университетского городка, так и за его пределами.

Благодаря сотрудничеству с Nokia создалась критическая масса для поступательного развития инновационной системы небольшого Оулу. Естественно, Nokia начала выстраивать собственную сеть поставщиков и потребителей, объединяя их вокруг себя партнерскими отношениями. Это позволило сформировать благоприятную среду для привлечения в регион других высокотехнологичных компаний, заинтересованных в сотрудничестве. Так появилось множество новых компаний, которые сейчас с Nokia никак не связаны. Это, например, Suunto, Polar Electro и другие хорошо известные игроки. Например, оба приведенных примера начинали с производства оборудования для дайвинга, в том числе и компьютерного, а сейчас являются лидерами в своей области. Эти бизнесы показали, как инновационная экосистема, основанная на академическом сообществе, предпринимателях и крупных компаниях-«якорях», развивается и воспроизводит все большее количество высокотехнологичных компаний. Сейчас компания Nokia занимает не самую большую часть территории технопарка, а ее доля в площадях Technopolis PLC не превышает 9,3 %, но это до сих пор наш якорный арендатор.

Изначально часть компании Technopolis принадлежала администрации Оулу. Но в 1999 году компания разместилась на открытом рынке, и ею сразу же заинтересовались крупнейшие зарубежные инвесторы. Сейчас иностранным резидентам принадлежит лишь 44,8 % наших акций, и мы продолжаем оставаться частной компанией с заметной долей государственных собственников, к которым относятся муниципалитеты городов Хельсинки, Оулу и Лаппеенранта, пенсионные и страховые фонды Финляндии. Такое перекрестное финансирование из государственных источников с привлечением крупных зарубежных инвесторов позволило компании превратиться из локального игрока в крупнейшую сеть технопарков Северной Европы. Эти средства были направлены на покупку, создание новых технопарков и расширение уже существующих проектов. Сейчас Technopolis PLC принадлежит 481 тыс. кв. м производственных и исследовательских помещений, а также около 100 тыс. кв. м площади компаний, так или иначе связанных с мобильными технологиями. В 1,2 тыс. компаниях, расположившихся в 15 технологических парках Technopolis, работает около 16 тыс. человек. Ежегодный оборот компании составляет €31,7 млн.

 В каких еще городах вы присутствуете? Налажено ли там тесное взаимодействие с университетами?

 - Да, мы взаимодействуем со многими университетами, особенно сильными в области инноваций и в столь привлекательной для нас сфере информационных технологий. В Финляндии мы работаем с несколькими университетами в городах Оулу, Ювяскюля, Лаппеенранта, Куопио, Хельсинки, Эспоо и Вантаа. Но, прежде всего, это Научный центр в Тампере, который специализируется на так называемом knowledge intense – бизнес-сервисе, позволяющем компании снизить издержки на международную деятельность. Ведь для того чтобы небольшой компании в столь рискованном бизнесе вырасти в международную, нужна сильная поддержка и специфические знания.

Кроме того, мы плотно работаем с технологическим университетом Ювяскюля и школой экономики, которые сейчас объединяют свою исследовательскую деятельность. В зоне Хельсинки (она также объединяет Эспоо и Вантаа) нам удается организовать порядка 40-50 старт-апов (инновационных проектов на стадии запуска и начального роста), что составляет примерно половину всех новых запущенных проектов в стране за год. Тесное сотрудничество с исследовательскими университетами – это очень полезный и важный элемент в развитии высокотехнологичной сферы. Однако это не единственный возможный путь. Если у вас нет контактов с научным сообществом, вам нужно наладить очень тесное взаимодействие с частным инновационным сектором (5-10 сильных высокотехнологичных компаний), в котором тоже проводится множество исследований, способных успешно коммерциализироваться.

 Расскажите о ваших ключевых проектах.

 - Прежде всего, это кластер Nokia в Хельсинки площадью 44 тыс. кв. м. Кроме того, некоторые партнеры Nokia, производящие компоненты для мобильной промышленности, такие как Digia Oyj, TietoEnator Corporation, Aspocomp Oulu Oy, работают с нами по договору и тоже являются крупнейшими арендаторами Technopolis PLC. Это наиболее ценное производство, оставшееся в Финляндии, – ведь многие компании ушли в офшорные зоны. У нас также очень много компаний, специализирующихся на прикладных аспектах так называемого life sciences. Это очень широкая предметная область, объединяющая биотехнологии и лекарства, разработку нано- и микросистем, экологические технологии, туризм и социальное проектирование. К life sciences можно отнести разработки диагностического и контрольно-измерительного оборудования, исследования в области искусственного интеллекта, новейших конструкционных материалов, энергетических технологий будущего. Здесь можно отметить компанию Honeywell Oy и Университет Куопио, которые являются одним из центров подобных исследований. Каждая высокотехнологичная зона занимается чем-то одним, например, наш технопарк в Лаппеенранте, изначально возникший на базе деревообрабатывающего бизнеса, специализируется на разработках в сотрудничестве с российскими компаниями.

 Вопрос, которого, наверное, нельзя избежать – как кризис повлиял на бизнес компании?

 - Это хороший тест для нас. Technopolis PLC ранее уже перенес три рецессии, но этот кризис особенный. Он касается, прежде всего, экспортирующих компаний, а у нас таких клиентов большинство, поэтому кризис коснулся и нас. Ключевой вопрос в таких условиях – насколько хорошо мы помогаем клиентам справиться с кризисными тенденциями? Это не столь просто, потому что некоторые из них просто уходят от нас, становятся банкротами, перестают платить по счетам и т. д. Мы – сервисная компания, поэтому наша антикризисная работа заключается в различной помощи нашим клиентам для сокращения занимаемых помещений, если это необходимо, в увеличении срока соглашения по аренде и предоставлении им услуг, которые помогут им сократить расходы. К таким услугам можно отнести видеоконференцсвязь, а также услуги, помогающие им найти новых клиентов. На данный момент важны сервисы Technopolis Ventures, помогающие нашим клиентам получить необходимое финансирование. Technopolis Ventures является частью Technopolis Group и  до недавнего времени  была полностью некоммерческой организацией, которая занималась распределением и администрированием средств финских государственных фондов для финансирования инновационных старт-апов. На данном этапе происходит структурная перестройка концепции Technopolis Ventures , это подразделение теперь также ориентировано на самоокупаемость и получение прибыли и в меньшей степени пользуется государственной поддержкой. Если мы сможем помочь нашим клиентам реализовать весь их потенциал, то мы вместе благополучно переживем этот кризис.

 Почему вы заинтересованы в приходе в Россию и как вы оцениваете готовность нашего рынка к новейшим технологиям?

 - Мы выбрали Россию по нескольким причинам, и основная из них – большой потенциальный доход на вложенный  капитал. У России, и особенно у Санкт-Петербурга, есть огромный инвестиционный потенциал благодаря обширной университетской инфраструктуре. В то же самое время мы обладаем знаниями, опытом и технологиями, которых на данный момент в России просто не существует. В вашей стране ощущается реальный недостаток эффективно работающих инновационных экосистем, но все необходимые компоненты для их работы есть. Тут работает такая модель – если вы готовы пойти на риск, что уже само по себе важно, если вы обладаете терпением оставаться довольно продолжительное время в бизнесе и все-таки дождаться прибыли, то вы остаетесь в инновационном бизнесе. Мы осознаем и признаем все эти риски.

Наш бизнес – это не простая купля-продажа, и если мы приходим на рынок, то это надолго. Свидетельство тому – например, наша встреча, я нахожусь сейчас перед вами, в то время как все остальные инвесторы с началом кризиса ушли. Мы настроены сдержать все наши обещания и реализовать все инвестиции, запланированные ранее. И я убежден, что, как только российская экономика начнет расти, мы полностью окупим наши затраты. Потому что если у вас есть уникальная концепция, то мы можем предложить отличную инфраструктуру, удачное расположение, и мы знаем, как заставить успешно работать инновационную экосистему.

Хороший пример – построение телефонной сети. Зачем использовать старые системы телефонной связи, когда есть возможность сразу перейти к беспроводной связи и цифровым технологиям нового поколения? По той же аналогии мы можем построить в Санкт-Петербурге инновационный центр мирового класса, и мы знаем, что и как для этого нужно правильно делать. В этом смысле можно сказать, что кризис сыграл и позитивную роль, потому что цены на нефть сейчас очень низки и Technopolis неожиданно стал интересным для вложений, а идея инновационной экосистемы – весьма привлекательной. Как только цены на нефть начнут расти, вполне возможно, что интерес к инновациям пойдет на спад.

 Не кажется ли вам, что инвестиции в Россию идут, в том числе и в инновационный сектор, наоборот, только в условиях высоких цен на нефть?

 - Это отчасти правда, но я говорю об инвестициях в построение инновационной экосистемы, а не просто об инвестициях в различные секторы экономики. До 80 % экономики США основано на малом бизнесе, который и является основным потребителем инновационных разработок, а не таких мировых гигантов, как Exxon. Корреляция между высокими ценами на нефть и инвестициями, безусловно, существует, например, в Норвегии, столь же сильно зависимой от мировых цен на нефть. Но, по моему мнению, такого интереса к инновациям в России еще никогда не было, поэтому я верю в наш успех.


Подробности

Кит Силверанг (Keith Silverang)
Родился в 1961 году в штате New Jersey (США). Он стал бакалавром в Бостонском университете, получил MBA в Хельсинской школе экономики. Ранее работал ведущим международным специалистом и менеджером по продажам в Hackman Metos. После этого Кит был бизнес-тренером, региональным директором и заместителем руководителя AAC Global. В настоящее время Кит является исполнительным  директором (CEO) группы компаний Technopolis и председателем совета директоров Technopolis Ventures. Также Кит занимается предпринимательской деятельностью. Он основал консалтинговую компанию ICS Ltd, которая вошла в состав AAC Global в 2000 г., и организовал еще одно партнерство в сфере коммуникаций в том же году, ограничив свое участие в нем в 2005 г. Кит вошел в команду Technopolis в 2004 году как создатель и генеральный директор Technopolis Ventures. Он стал директором операций Technopolis в регионе Хельсинки в 2006 г. и генеральным директором группы компаний Technopolis в 2008 г. Увлекается теннисом, кулинарией и велоспортом.

Рубрики: Маркетинг, Outsourcing, Финансы

Ключевые слова: Technopolis