Топ Sun Microsystems навестил петербургских коллег

В конце прошлой недели в Петербурге побывал исполнительный директор и председатель совета директоров корпорации Sun Microsystems Скотт Макнили (Scott McNealy). Основной целью его визита стало посещение петербургского центра разработок Sun Microsystems. Аналогичный визит г-н Макнили наносил 10 лет назад в Москву, где в то время начал развиваться бизнес корпорации.

Компания Sun Microsystems специализируется на поставках инфраструктурных вычислительных систем, а также продвижении платформы Java и ОС Solaris. Компания Sun Microsystems представлена более чем в 100 странах мира. В настоящее время ее сотрудниками являются более 30 тыс. человек. В России Sun Microsystems начала работать с 1989 года, а ее офис в Москве был основан в 1993 году. В числе российских клиентов Sun Microsystems – ведущие телекоммуникационные компании «Мобильные ТелеСистемы», «Связьинвест», «ВымпелКом», «МегаФон»; крупнейшие банки СНГ – Внешторгбанк, Сбербанк, "Менатеп" и "Русский Стандарт"; предприятия топливно-энергетического комплекса – "Лукойл", "Газпром" и РАО ЕЭС; промышленные предприятия – "Русский Алюминий", Ленинградский металлический завод, Магнитогорский металлургический комбинат. Среди других заказчиков - Министерство информационных технологий и связи, Министерство экономического развития и торговли, "Российские железные дороги", Комитет РФ по финансовому мониторингу.

Самый большой центр разработки Sun Microsystems находится в США. Еще четыре ключевых центра расположены в Бангалоре, Пекине, Праге и, с прошлого года, в Петербурге. По словам директора петербургского центра Ани Барски, в нем сейчас занято 320 специалистов, а к середине 2006 года их численность достигнет 400 человек. Центр специализируется в нескольких областях: это компиляторы С/C++/Fortran, инструментарий для операционной системы Solaris, интегрированные среды разработки Sun Studio, Java Studio Enterprise и Java Studio Creator, платформы Java2SE и Java2ME и т. д. Сейчас центр расположен в двух помещениях, и на начало 2006 года запланирован официальный переезд в новое здание на улице 10-я Красноармейская.

Визит Скотта Макнили в Петербург носил кратковременный характер – глава компании пробыл в городе менее суток. Также Скотт Макнили встретился с представителями московской и петербургской прессы.

 Насколько значимо для Sun Microsystems открытие центра разработок в Петербурге?

- Открытие центров разработок чрезвычайно важно для Sun Microsystems. Все компании, работающие в области продуктов и технологий, знают: новые технологии, с которыми мы выходим на рынок, становятся устаревшими буквально через полтора года. В общей сложности в 2005 году Sun Microsystems истратит на разработки значительно больше $2 млрд. Петербургский центр имеет статус объекта с перспективой роста. На данный момент здесь работает 320 человек, но емкости и ресурсов у нас достаточно, чтобы вместить до 1 тыс. человек, а то и больше, и каждое его подразделение имеет право набирать на работу столько сотрудников, сколько ему понадобится. Центр Sun Microsystems в Калифорнии, например, не обладает такой возможностью.

 Как Вы полагаете, может ли российский ИТ-рынок развиться до уровня китайского или индийского?

- Предсказывать всегда трудно. В середине 80-х годов мы были абсолютно уверены, что Япония займет доминирующие позиции на ИТ-ландшафте. Сейчас большие ожидания связывают с Индией и Китаем. У России тоже есть все необходимое – хорошие специалисты, обилие природных ресурсов, система образования, сформировавшаяся культура ориентации на работу в рыночных условиях. Если говорить о Sun Microsystems, то в Петербурге, как уже говорилось, у нас сейчас работают 320 человек, в Индии - порядка 890 человек, включая работников и внештатных сотрудников, в Пекине - порядка 30 человек.

 Какие меры предпринимает Sun Microsystems, чтобы повысить рентабельность своего бизнеса? Какую роль будет играть в этом процессе российское отделение?

- Мы повышаем валовую маржу, эффективность расходов, работаем над тем, чтобы повысить вклад от наших зарубежных подразделений в бюджет компании. И все это дает результаты. Например, в 2005 году наш чистый доход по сравнению с предыдущим годом составил $975 млн. Деятельность российских подразделений сказывается на работе фактически каждого продукта, который мы выпускаем.

 Как Вы расцениваете ситуацию на российском ИТ-рынке? Есть ли здесь компании, которые Sun Microsystems могла бы приобрести?

- Не могу называть конкретные имена, но скажу, что у нас есть $4,5 млрд свободных наличных средств. Когда мы сочтем нужным приобрести какие-либо компании, необходимые ресурсы для этого найдутся. Что касается развития ИТ-индустрии, то я думаю, что самая важная тенденция, которая будет обеспечивать ее развитие, – это рост сетей. Чем больше и лучше будет ситуация с широкополосным доступом, тем большие перспективы будут открываться с точки зрения бизнеса для всех новинок и изобретений в области информационных технологий.

 Планирует ли Sun Microsystems осуществить инвестиции в какие-либо российские компании?

 - Наша стратегия на данный момент состоит в активном сотрудничестве с местными партнерами - системными интеграторами, поставщиками, разработчиками. Тут наш подход значительно отличается от других компаний, таких как IBM, которая стремится работать с заказчиками напрямую. Мы делаем инвестиции в расширение работы с партнерами, обеспечиваем для них обучение, реализуем программы совместного маркетинга и стимулирования спроса. Это и определяет темпы нашего роста. Sun Microsystems делала ставку на партнеров даже в сложный период финансового кризиса в России. И благодаря этому мы выиграли, значительно опередив конкурентов.

 Удается ли российскому правительству реализовывать поддержку ИТ-индустрии?

 - Для меня было бы некорректно выступать с заявлениями по поводу действий правительств тех стран, где мы работаем. Мы, безусловно, следим за развитием российского законодательства, близко сотрудничаем с локальным и федеральным правительством. Первый раз я более-менее плотно познакомился с Россией в 1994 году, когда мы приняли участие в поддержке визита российских хоккейных игроков в Национальной хоккейной лиге. И с тех пор произошли огромные изменения как с точки зрения прогресса в американо-российских отношениях, так и ситуации в экономике и технике. Должен сказать, что россияне очень близки по духу той корпоративной культуре, которая есть в Sun Microsystems.

 Предполагаете ли обратить внимание на образовательную сферу в России?

 - Причина, по которой мы начинаем интересоваться той или иной страной с точки зрения возможности ведения там разработок, – это масштаб и профессионализм сотрудников. Если система образования не будет поддерживаться на достойном уровне, это скажется на возможностях нашего центра разработки. Поэтому, конечно, мы стремимся вносить свой вклад в поддержку системы высшего образования в России - предоставляя материальное обеспечение, привлекательные условия по приобретению нашего оборудования, сервисов, участвуя в финансировании совместных разработок.

 Есть ли у Вас ощущение, что ситуация на рынке серьезно меняется от интересов к продуктам в сторону услуг?

- Да, направление «программное обеспечение как услуга» становится весьма популярным. В качестве стратегии в этой области мы выпускаем все программное обеспечение с открытыми исходными текстами. Все наши программные продукты продаются по нулевой цене, они оснащены возможностью онлайновой телеметрии, обновления и получения онлайновой поддержки непосредственно из лабораторий Sun Microsystems. А источником получения денег мы видим заключение контрактов на поддержку и обслуживание с теми организациями, которые будут использовать наши продукты. Если заказчик не хочет скачивать наши программы и работать с ними локально у себя, мы можем предоставить ему возможность работать с нашими программными средствами как с коммунальной услугой. В США, например, создается вычислительная сеть, благодаря которой мы сможем продавать вычислительные мощности по цене $1 на 1 процессор/час.

 Каков текущий статус проектов Niagara и APL?

- Микропроцессор APL полностью спроектирован. К концу следующего года планируем выпустить первую продукцию, созданную на этой технологии. Если описывать APL простыми словами, можно сказать, что это микропроцессор Sparc класса мейнфрейма. Он обеспечивает очень большой резерв вертикального масштабирования, высокий уровень готовности, возможности по симметричной микропроцессорной обработке. Основное предназначение APL – обработка транзакций, системы типа ERP и другие крупные системы корпоративного класса.

Процессор Niagara, хоть и совместим с APL, ориентирован в первую очередь на обеспечение максимальной экономической эффективности на один поток вычислений. Микропроцессор Niagara и первый продукт на его базе появятся уже в текущем квартале. Таким образом, мы значительно опережаем заранее составленный график. Один из наших ключевых заказчиков в России уже испытал прототип Niagara и оценил весьма высоко.

 Как Вы расцениваете результаты открытия исходного кода Solaris? Что это дало компании? Нет ли аналогичных планов в отношении Java?

 - Объявление о старте программ Open Solaris и Solaris 10 превысило все наши ожидания. Начиная с февраля 2005 года, было зарегистрировано 3,5 млн фактов загрузки системы Solaris. Можно вспомнить, что Solaris 8 и 9 в общей сложности были загружены всего лишь несколько сотен тысяч раз. Под работу с операционной системой Solaris были сертифицированы около 530 серверов от сторонних компаний. Единственная операционная система, которая поддерживается большим количеством моделей, - это Windows.

Что касается открытых текстов, то нельзя сказать, что у Java они закрыты - открытие происходит через Java Community Process, и это очень хорошо работает. Сейчас, если не открывать исходных текстов и не переходить на модель бесплатного программного обеспечения, сильно сокращается аудитория пользователей, что отражается на получении прибыли.

 Как в перспективе будут развиваться отношения между Sun Microsystems и Microsoft?

 - В июне 2005 года, спустя год после первых договоренностей c Microsoft, мы сделали объявление о целом ряде работ, направленных на повышение совместимости наших решений. Это сертификация систем хранения Sun Microsystems под Windows, сертификация Windows на наших системах на базе AMD Opteron, RDP-рецензирование, благодаря которому обеспечивается доступ к Windows на наших тонких клиентах.


В пресс-конференции участвовал также глава представительства Sun Microsystems  в регионе СНГ Жан-Поль Бергманс.

 Удастся ли сегменту, в котором работает Sun Microsystems в России, сохранить столь высокие темпы роста в будущем?

 - Это, безусловно, растущий рынок, и мы наращиваем на нем свою долю потому, что продукция нашей компании ориентирована как раз на технологии, которые востребованы в такой, динамично развивающейся среде. Российский рынок еще очень далек от насыщения. Вот только один пример из области телекоммуникаций. У двух крупнейших операторов мобильной связи в России есть по 40 - 50 млн абонентов. У среднего европейского оператора порядка 10 - 15 млн абонентов, но его инвестиции в информационные технологии выше в 3 - 4 раза. Компании стремятся использовать решения для повышения качества обслуживания. Ограничивающие факторы сегодня, прежде всего, - вопросы электропитания, кондиционирования, физического пространства в вычислительных центрах. То есть те вещи, на которые дает прямой ответ наша технология Niagara. Большие перспективы для себя мы видим также в банковской сфере, нефтегазовой отрасли, госсекторе.


Напомним, что в начале сентября в Петербург приезжал еще один известный представитель  Sun Microsystems – создатель Java, вице-президент Sun Microsystems Джеймс Гослинг (James Gosling) (см. выпуск новостей от 9 сентября 2005 г.). Он принял участие в проведенной Sun Microsystems конференции для Java-разработчиков.

Рубрики: Интеграция, Маркетинг, Оборудование, ПО