Начальник отдела депозитарного обслуживания Райффайзенбанка Евгения Климова: «Блокчейн-технология совершает революцию на рынке ценных бумаг»

Технология блокчейн, к которой поначалу относились скептически, только как к средству спекуляции криптовалютой, обретает новые возможности. Первыми поспешили воспользоваться открывшимися перед ними преимуществами коммерческие банки. Например, Райффайзенбанк готовит несколько проектов использования распределенных реестров для банковских продуктов. О том, как блокчейн совершает цифровую революцию в финансовой сфере, мы побеседовали с начальником отдела депозитарного обслуживания банка Евгенией Климовой.

Евгения, термин «блокчейн» сейчас у всех на слуху, однако далеко не все до конца понимают механизм этой технологии. Как бы вы сформулировали принцип действия блокчейна, с точки зрения банка?

– Действительно, термин этот у всех на слуху. Более того, многие до сих пор ассоциируют блокчейн исключительно с криптовалютой, что, конечно же, в корне неверно. Суть блокчейна – в существовании некой сети с расположенными на разных серверах узлами – нодами. Все эти узлы копируют определенную информацию, организуя, так называемый, распределенный реестр и, тем самым, обеспечивая защищенность и абсолютную невозможность удаления и несанкционированного исправления данных. Дальнейшее развитие этой технологии может быть разным, в зависимости от задач, которые она должна решать. Например, есть открытый и закрытый блокчейн, со встроенной криптозащитой и так далее.

Область применения блокчейна в финансовой сфере – в качестве реестра для хранения различных данных, которые будут полностью защищены от подделки, – достаточно широка и интересна многим банковским подразделениям. Сейчас, например, мы используем блокчейн для проведения операций с ценными бумагами: это позволяет нам не прибегать к услугам посредника, который централизованно аккумулировал бы эти данные у себя. Технология дает возможность хранить их в разных банках, но при этом полностью защитить от любых изменений кем-либо из участников этой системы. ИТ-депертамент Райффайзенбанка разрабатывает на блокчейн-платформах различные внутренние решения: например, систему передачи платежей между двумя подразделениями банка. Другие финансовые организации сегодня также используют блокчейн: для документооборота, хранения информации о клиентах, комплаенс-процедур, проведения платежей.

 

Евгения Климова, начальник отдела депозитарного обслуживания Райффайзенбанка

Евгения Климова, начальник отдела депозитарного обслуживания Райффайзенбанка

 

Существуют ли ограничения для блокчейна в банковской деятельности?

– Конечно, такие ограничения есть. Во-первых, при объединении в цепочку различных юридических лиц всегда возникает вопрос конфиденциальности, надежного хранения информации клиентов, защиты банковской тайны. Соответственно, в этом случае невозможно использование открытого блокчейна, должна быть наложена система криптографической защиты данных. Информация, по-прежнему, копирутся и хранится распределенно, но она зашифрована и недоступна для прочтения. Ключ к шифру может храниться у регулятора – в случае, если в систему допущен регулятор, – и у правообладателя данных, то есть у определенного банка.

Вторая категория ограничений касается скорости работы блокчейн-системы. Операции в ней осуществляются достаточно медленно из-за создания искусственных задержек, необходимых для поддержания идентичности данных на всех нодах. В свое время эксперты японской биржи тестировали возможность применения блокчейн-технологии в биржевых торгах и сделали выводы, что она слишком медленна для того, чтобы обеспечить поддержку миллионов операций в секунду.

Наконец, существует множество нерешенных пока вопросов со стороны регулятора. Например, согласно закону, банки обязаны производить резервное копирование данных, которое в блокчейн-системе не имеет смысла. Регулирование традиционно является догоняющим по отношению к банкам и другим компаниям, которые применяют инновационные технологии. Поэтому банкам необходимо стимулировать регулятора к необходимым изменениям, либо придумывать некие дополнительные формальные процедуры, чтобы соблюдать требования законодательства.

Расскажите, пожалуйста, о проекте, в котором вы участвуете: о пилотном внедрении блокчейн-платформы «Мастерчейн». Как она развивается, и в чем заслуга Райффайзенбанка?

– «Мастерчейн» – это платформа с открытым программным кодом, созданная Ассоциацией ФинТех на базе Etherium. Ее особенностью в скором времени станет применение сертифицированной отечественной криптографии. Благодаря этому система будет соответствовать требованиям, которые регулятор выдвинул для финтеха. В Райффайзенбанке мы уже используем эти программные коды для своих внутренних проектов.

Поскольку сама технология блокчейна, по-прежнему, необычна даже для банковской сферы, а тем более, что внедряемая система была внешняя, предназначенная для обмена информацией с другими депозитариями и Росреестром, – встроить эту систему в банковскую архитектуру оказалось нетривиальной задачей. Райффайзенбанку первому, не только в России, но и в мире, удалось не только внедрить у себя платформу Мастерчейн, но и начать ее использовать в децентрализованной депозитарной системе (ДДС – прим. ред.). В координации с коллегами из ипотечного блока мы выпустили и приняли на хранение в систему, построенную на блокчейн-технологии, первую электронную закладную. Это был действительно глобальный проект как с точки зрения задействованных в нем подразделений, так и с точки зрения взаимодействия с регулятором. Было решено огромное количество вопросов по подключению СМЭВ – канала для взаимодействия с государственными органами), работе с Росреестром, различные уточнения с Центральным Банком,  Минэкономразвития. (Подробнее о первой сделке на «Мастерчейне» – в материале ICT-Online.ru от 24.09.2018 – прим. ред.)

Как сегодня работает децентрализованная система хранения данных Райффайзенбанка и чем она отличается от классической банковской СХД?

– ДДС можно рассматривать как финальный этап регистрации закладной. Сам этот процесс начинается с визита индивидуального клиента в банк и подписания кредитного договора. Происходит регистрация ипотеки, банк отправляет клиенту весь необходимый пакет документов в xml-файле. Этот пакет файлов подписывается электронной подписью всеми участниками сделки – банком, заемщиком и, если нужно, застройщиком – и уходит в Росреестр. Росреестр регистрирует ипотеку и закладную, после чего передает закладную на хранение в депозитарий. Таким образом, закладная и зачисляется на счета депо.

ДДС, как мы уже выяснили, основана на платформе «Мастерчейн». Децентрализованной она называется потому, что не имеет некоего центрального хранителя, юридического лица или госоргана. У каждого депозитария есть собственный узел ДДС, нода, которая расположена за периметром файерволла. В ней хранятся полученные файлы закладной с полными данными об ипотеке и приложенных к ней договорах. Это «нижний слой» блокчейна: такие данные, представляющие собой банковскую тайну, защищены криптографией, и их не видит никто, кроме нас. Есть также «верхний слой» – регистрационный номер закладной и данные депозитария, – открытый для участников сети. Таким образом достигается тот уровень информационной защищенности системы, которого хотел добиться регулятор. На каждой ноде всегда находятся актуальные данные о том, какая закладная есть в системе, и в каком депозитарии она хранится.

Но это еще не всё. После того, как закладная выпущена, она может быть продана в рамках, например, секьюритизации, когда банк реализует пул закладных и выпускает облигации. Сейчас такой перевод из одного депозитария организован как перемещение физических бумаг. В ДДС, в электронном виде, этот процесс значительно упростится, будут созданы соответствующие пакетные поручения, исполнение которых займет не несколько дней, а несколько часов.

То есть сегодня секьюритизация до этого времени происходила только в бумажном виде?

– Верно, на данный момент электронные закладные на рынке существуют только в пилотных проектах, подобных нашему. Традиционно секьюритизация совершается с физическими закладными – бумажными документами, лежащими в хранилищах. Для этого документы просто собираются в коробки и переводятся в специализированный депозитарий. Понятно, что процесс этот уязвимый и разрозненный на каждом из этапов – сборки, проверки, перевозки, списания в одном месте и зачисления в другом. В ДДС контроль на каждом из этих этапов заменяется одним поручением: мы просто выбираем и отправляем данные о нужных закладных, а другой банк их принимает. Эти два процесса даже трудно сравнить по затратам сил, времени и средств. Благодаря появлению такой ценной бумаги, как электронная закладная, и децентрализованной системы, которая объединяет всех участников рынка, – очень сложная с точки зрения административных процессов процедура секьюритизации станет гораздо проще. Понятно, что мы не сможем таким образом изменить рыночные условия, а именно ставку фондирования, но мы поможем банкам значительно облегчить административный процесс, снизить его стоимость и, тем самым, активизировать рынок.

Слышал, что банк реализует несколько других проектов с использованием блокчейн-технологий в корпоративном сегменте.

– В 2017 году мы уже осуществили один такой проект, первую в России сделку по размещению рублевых облигаций «МегаФона» через блокчейн. Сейчас мы работаем над проектами по выпуску цифровой гарантии и цифровых аккредитивов. Кроме этого, вместе с нашими партнерами из Группы Райффайзен мы разрабатываем систему перевода денежных средств по технологии блокчейн. Это уже гораздо более масштабные проекты, совсем другой уровень использования инновационных технологий в банковской деятельности.

Рубрики: Финансы

Ключевые слова: блокчейн, Райффайзенбанк