Региональный представитель Nokia Siemens Networks Михаил Старовойтов: «Количество контрактов LTE будет только расти»

Недостаток традиционного FDD-спектра в России заставляет сотовых операторов все больше смотреть в сторону рефарминга частот. Между тем свободный TDD-спектр в диапазонах 2,3-2,4 ГГц и 2,5-2,7 ГГц дает возможность новым игрокам развернуть на них сети стандарта TD-LTE – «близнеца» LTE для непарного спектра, а также основного конкурента WiMAX. После приобретения инфраструктурных активов Motorola позиции Nokia Siemens Networks (NSN) в этой области особенно окрепли. C региональным представителем NSN по продуктам для организации широкополосного радиодоступа Михаилом Старовойтовым нам удалось поговорить не только о различных составляющих LTE, но и о решениях SON, VoLTE, IMS, а также наработках по сетям 3G, в частности, в области управления сигнальным трафиком.
 Михаил, какой вам видится ситуация с распределением частот LTE в России? 

 - В нашей стране сложилась действительно сложная картина – регулярные новости в российском Интернете за последние четыре месяца переполнены информационными «атаками» и «контратаками», которые являются видимыми знаками лоббистской активности, призом в которой будет спектр для мобильного трафика данных. В этом соревновании можно выделить две группы участников плюс «партизаны»:

Операторы GSM – как региональные, так и представители «большой GSM-тройки» – выступают в едином ключе, они (по крайней мере, на уровне заявлений) за прозрачные правила игры и за открытые тендеры на новый спектр. Получение лицензий UMTSFDD/LTEFDD на уже имеющийся у них GSM-спектр для рефарминга – для них цель, но не проблема (вопрос времени: как быстро). Более тяжелой задачей для них будет получение нового спектра в диапазонах 2500-2690 и 2300-2400 МГц.

Близкие к государству игроки – «Основа Телеком» и «Ростелеком» – в большей мере рассчитывают на административный ресурс и претендуют на новый спектр в диапазоне 2300-2400 МГц для LTETDD. В результате могут поделить диапазон между собой, но далее, похоже, острее всего встанет вопрос поиска средств на расчистку спектра и строительство сетей.

«Скартел» (бренд Yota) пытается развернуться в диапазоне 2500-2690 МГц: во-первых, закрепиться в спектре, где у них уже есть сети WiMAX-TDD в пяти городах, и, во-вторых , освоить и получить новый парный спектр плюс лицензию для LTE-FDD (начало уже положено в Казани). 

Как любая классификация такое деление очень условно. Цель у каждого игрока индивидуальная, и, например, видимость координации в действиях операторов GSM может являться просто совпадением. Для тех, кто в теме: дополнительную интригу вносит пресловутое словосочетание «отечественный производитель», появившееся под тендер «Ростелекома» в диапазоне 2300-2400 МГц и далее зажившее самостоятельной жизнью. Похоже, авторам словосочетания самим любопытно узнать, что же оно все-таки означает.

 Интересно, TD-LTE в диапазоне 2,3 ГГц продвигает в основном China Mobile. Каковы позиции NSN в Китае?

- Первая стандартная версия LTE-TDD определена спецификациями 3GPP Rel 8 от марта 2009 года – на 90 % так же, как определяют и первую стандартную версию LTE-FDD. Мы сотрудничаем с China Mobile в развитии LTE-TDD с 2008 года, и здесь у нас есть достижения. Наша компания в январе 2008 года первой прошла со 100-процентным успехом LTE-TDD-тесты (совместно с China Mobile и MIIT – Министерством индустриальных и информационных технологий Китая). Далее NSN в апреле 2010 года организовала в Ганчжоу (Китай) «Открытую лабораторию» для ускорения тестов LTE-TDD, направленную, прежде всего, на работу сети с терминалами и единицами сетевой инфраструктуры от разных производителей. Сейчас в China Mobile закончен этап полевых испытаний, в которых помимо нашей компании участвовали еще пять производителей. 

Более того, кроме Китая, операторы в Индии, Германии, США, Австралии, Японии и, конечно, в России также имеют планы развития сетей в стандарте LTE-FDD, как в диапазоне 2300, так и в 2600. После появления коммерческих терминалов следует ждать ускорения темпов строительства сетей LTE-TDD в мире; чипы и пилотные модели терминалов этого стандарта проходят тестирование, коммерческих образцов следует ожидать во 2-м квартале 2011 года.

 Часто TD-LTE называют не иначе как «убийцей» WiMAX из-за использования одинакового непарного TDD-спектра. Как вы к этому относитесь?

 - Это жизнь: в производственную экосистемуWiMAX будет вкладываться все меньше и меньше средств, а в экосистему LTE – все больше. Слово WiMAX будет звучать реже, но технологии в его основе и спектре перекочуют в LTE, а абоненты и операторы сетей WiMAX станут абонентами и операторами сетей LTE. Фирмы-разработчики чипов, терминалов, инфраструктуры – переключат R&D-ресурсы с WiMAX на родственный LTE (им все равно пришлось бы перегруппироваться для перехода к WiMAX 802.16m). Таким образом, происходит своего рода «убийство без трупа» – вообще, правильнее было бы назвать этот процесс эволюцией.

 Будет ли LTE коммерчески эффективен? Не повторится ли с ним ситуация излишнего оптимизма на рынке начала 2000-х гг. в отношении первых сетей 3G, впоследствии не оправдавшегося?

 - Начну с конца вопроса: сети UMTS в начале 2000-х запускались на пике ожиданий «взрыва» трафика данных от новых приложений. Первые сети UMTS были вовсе неплохи – они были лучше современных им сетей GSM, например, по емкости на единицу спектра для доминировавшего в то время голосового сервиса. Разочарование при воспоминании о них связано с завышенными ожиданиями по сервисам передачи данных, которые оправдались только через 7-10 лет. 

Теперь о нашем времени. Современный оптимизм в отношении потребности людей в интернет-доступе (в том числе мобильном) кажется оправданным, кривые роста трафика данных в IP-сетях любой природы устойчиво ползут вверх и даже «ложатся на полку», достигнув порога емкости сетей. Другое дело, что рост трафика в сети уже не коррелирован с получением оператором связи дохода от этого трафика. Упрощение архитектуры и удешевление себестоимости производства все более емкого оборудования связи – вот, что выходит теперь на первый план для получения дохода от растущего трафика оператором и для выживания на конкурентном рынке производителя. 

Поэтому на вопрос, будет ли LTE коммерчески выгоден, я бы ответил так: да, будет – для тех, кто выдержит конкуренцию. К примеру, на сегодня в России только на федеральном уровне, помимо операторов «большой тройки», Tele2 и СМАРТС, существуют, как минимум, еще три потенциальных кандидата на развитие этих сетей: «Ростелеком» («Связьинвест», «Скай Линк»), «Основа Телеком» и Yota. И я просто не представляю себе ситуацию, когда, построив сети LTE в будущем, все эти 6…10 игроков смогут остаться большими и, окупив расходы, начать извлекать прибыль.

 А выработал ли российский рынок условия окупаемости сетей 3G, работающих на передачу данных, а не на голос? 

 - Быстрее всего сети 3G окупаются там, где нет конкуренции с сетями фиксированного ШПД. В больших городах, по мере подвода оптики к каждому дому, – временное «окно возможности» для продажи просто широкополосного трафика данных через мобильные сети может составить от нуля до нескольких лет. Дальше российские операторы 3G (и 4G) будут в больших городах продавать по сути уже не «чистый» ШПД, а, скорее, услуги мобильности в сочетании с приемлемой скоростью (в большой мере с терминалов типа «смартфон»). В чистом виде услуги широкополосного радиодоступа нужны в сельской местности, где кабель к каждому дому не придет фактически никогда, и, таким образом, альтернативы радиодоступу нет. Окупаемость, с другой стороны, здесь более медленная. Но на удовлетворение базовой потребности доступа к информации каждого человека, где бы он ни жил, в России и в мире уйдут годы, поэтому услуги сетей 3G (4G) будут востребованы еще долго.

 На смену сетям 3G/UMTS постепенно приходят новые технологии HSPA и HSPA+. Насколько они приближаются по эффективности к LTE?

 - Термины и технологии, используемые в HSPA+, практически идентичны тем, что используются в LTE: это MIMO разного уровня (Multiple Input Multiple Output), Multicarrier (технология позволяет расширить ограничение полосы в 5 МГц для HSPA+ и 20 МГц для LTE), ARQ/HARQ (быстрый повтор непринятой информации без прекращения сессии передачи) и т. д. В результате HSPA-эволюция и LTE приходят через разные модуляции к почти идентичным средним/максимальным скоростям на единицу спектра. Кстати, переход к «плоской» сетевой архитектуре является также точкой схода эволюции мобильных сетей 3-го и 4-го поколения.

 Возможно ли создание «плоской» архитектуры на основе существующих сетей 3G или для этого необходимы сети нового поколения?

 - Сейчас это возможно и, более того, уже осуществляется операторами. Для сетей 3G у NSN есть продукт Internet HSPA (или i-HSPA) c подобным функционалом, когда интернет-канал до пакетного шлюза идет прямо от БС, как в LTE и WiMAX. Необходимый по спецификации RNC (Radio Network Controller) присутствует логически в каждой БС (каждая базовая станция дополнена в ПО функционалом контроллера). При этом терминалы в сети – самые обычные, они «не знают», что «говорят» с «плоской сетью» 3G. В этом решении эффективность и экономия на OPEX для операторов достигается именно благодаря упрощению топологии сетей и более простому планированию сети, высвобождая при этом квалифицированных специалистов по планированию и управлению сетью для других задач. Что касается емкости сети, то i-HSPA имеет избыточный (нелимитирующий) ресурс для обработки сигнализации от смартфонов.

 Часто именно на RNC выпадает основная нагрузка по обработке т. н. сигнального трафика смартфонов. Насколько здесь эффективна технология i-HSPA и «плоская» архитектура? 

- Действительно, сетевая статистика 3G показывает: смартфоны по сравнению с USB-модемами не генерируют большого трафика данных, но приложения на смартфонах могут создать настоящий «вал» сигнального трафика – смартфон раз в несколько минут, а порой и секунд может обмениваться служебной информацией с сетью. В этом сценарии при обычной архитектуре сетей 3G/UMTS интенсивная сигнализация загружает центральные узлы и прежде всего контроллеры. В решении i-HSPA мощный процессорный блок, выполняющий функции RNC и устанавливаемый на каждую БС, отрабатывает весь сигнальный трафик от смартфонов, создавая в сети радиодоступа своего рода коллективный распределенный нелимитирующий RNC. Таким образом, вопрос сигнальной мощности радиосегмента сетей 3G с использованием решения i-HSPA снимается полностью, вплоть до 100 % проникновения смартфонов в сети оператора. Сети третьего поколения на основе решения i-HSPA уже развернуты и успешно работают в мире. А с появлением нового третьего релиза данного ПО мы надеемся на быстрое расширение зоны использования этого решения среди операторов 3G. 

 Существуют ли решения для снижения объема «сигнального» трафика в сетях 3G традиционной архитектуры?

 - Для таких сетей с наличием контроллеров мы разработали решение на основе стандартного «промежуточного» состояния мобильного терминала т. н. Cell PCH (между IDLE и CellFach/CellDCH). Эта функция поддерживается 100 % абонентских терминалов, она позволяет в среднем на треть снизить сигнальную нагрузку от смартфон-приложения на центральный RNC и вдвое увеличить время действия батареи мобильного терминала без подзарядки. 

На практике в сетях с оборудованием наших конкурентов поддержка этой функции операторами практически не встречается, в то время как на трети сетей операторов 3G с оборудованием NSN она задействована (и нет причины не сделать эту цифру равной 100 %). Формально поддержка Cell PCH декларируется практически всеми производителями инфраструктурного оборудования, но одно дело сказать «могу», другое дело – сделать. Особенность этой функции – сложность ее отладки. Отладка функции Cell PCH проводилась нами в течение долгого времени – сначала в лабораториях, затем на сетях, во взаимодействии со всеми типами терминалов.

 В некоторой мере реализация принципа SON (Self-Optimized Network) также помогает оптимально спланировать сеть для передачи данных?

- Да, в том числе, но сверхзадача SON – это сделать большие и взаимоувязанные сети самонастраивающимися и саморегулирующимися, не больше и не меньше. В создании программ для SON наша компания идет по пути внедрения в первую очередь функционала, который приносит наиболее очевидную и ощутимую выгоду операторам – с позиции уменьшения OPEX и CAPEX. Пример приложения SON – BTS plug-and-play. Монтажник устанавливает нашу базовую станцию, подсоединяет фидеры/кабели питания/транспорт, включает станцию и… уходит. Далее БС отрабатывает программу: находит собственный транспортный канал, получает всю информацию для первичной конфигурации, «слушает» радиоэфир и наконец включает мощность на передачу и начинает обслуживать трафик. 

Оптимизация списка соседей, настройка связей по X2-интерфейсу, регулирование наклона антенн, балансировка нагрузки на сегмент сети, отладка алгоритмов хэндовера – все это и многое другое является предметом разработки нашей реализации SON.

 Как будет передаваться голос в сетях LTE? На рынке существует два наиболее распространенных конкурентных решения, одно из которых – VoiceoverLTE (VoLTE) – было разработано именно NSN?

 - Решение VoLTE было разработано нашей компанией в тесном контакте с ведущими сотовыми операторами. Его поддержала международная ассоциация GSMA, поэтому у нас нет сомнений, что скоро VoLTE станет спецификацией 3GPP (и уже стало де-факто). Поэтому сегодня наша компания готова предложить любому современному оператору мобильной связи путь поэтапной миграции голосового сервиса из коммутационной инфраструктуры в инфраструктуру пакетной передачи данных – с описанием механизмов поддержания высокого качества голосового сервиса на всех стадиях этого пути. 

 Что же будут представлять собой такие сети? Какое место в них будет занимать IMS?

 - В продолжение темы VoLTE, для сервиса передачи голосового трафика поверх LTE сетевой элемент IMS будет определять параметры инициации и продолжения голосовых соединений при гарантии обеспечения для голоса должного приоритета на всей сети оператора. Оператор посредством IMS сможет в реальном времени приоритизировать собственный голосовой SIP-сервис по отношению к другим разрешенным сервисам (также на основе SIP, в том числе голосовым) в своей сети. 

В целом IMS позволяет оператору, с одной стороны, создавать сложные сервисы, а с другой стороны, контролировать выделение сетевых ресурсов под сервисы в реальном времени. В результате с помощью IMS сотовый оператор включается в цепочку «абонент – приложение». Наше решение IMS для сетей 3G уже достаточно распространено, а Verizon Wireless стал первым оператором, внедряющим IMS от NSN над сетями LTE. 

 В заключение хотелось бы задать вопрос о целях приобретения инфраструктурных активов Motorola. Она была сильна своими наработками в сфере WiMAX, которую вы считаете бесперспективной.

 - Действительно, в свое время направление собственной разработки WiMAX мы в NSN закрыли, а разработчиков переключили на проекты LTE. Но WiMAX будет еще востребован на рынке, особенно для тех операторов, кто уже вовлечен в этот бизнес. Главное в приобретении инфраструктурного подразделения Motorola – это выход на американский рынок, подтверждением чему является масштабный контракт по LTE с компанией Harbinger в проекте Light Squared на сумму $7 млрд. До сих пор наша доля на рынке Северной Америки была непропорционально малой для лидирующей в мире компании – теперь после сделки с Motorola доля нашего присутствия в сегменте мобильной связи США составит 14 %. Эта сделка поможет нам увеличить свое присутствие также в Японии и в Китае. 

Что касается текущей позиции NSN в мировом LTE-бизнесе, то здесь стоит привести следующие данные. 

На середину ноября 2010 года наша компания имеет 20 коммерческих контрактов LTE (включая 18 в радио и 9 в пакетном ядре сети [EPC]) и около 30 пилотных зон. Из них двенадцать – это публичные контракты: нас выбрали Harbinger для проекта Light Squared (общенациональная сеть LTE в США, сеть при этом сдается «под ключ», включая пакетное ядро и радиосегмент; всего будет установлено 40 тыс. базовых станций), NTT DoCoMo в Японии (радио и Service/PDN-шлюз), ZainBahrain (радио и EPC), TelenorDenmark (радио), TeliaSonera в странах Северной Европы (радио), Mobily в Саудовской Аравии (радио и EPC), Elisa в Финляндии и Эстонии (радио и EPC), Agri-Valley Communications в США (радио и EPC) и Deutsche Telekom в Германии (радио). Дополнительно – нас выбрал Verizon для IMS под разворачиваемую сеть LTE. Кроме того, наша базовая станция Flexi Multiradio, готовая к LTE, уже поставлена 200 операторам по всему миру.

Количество контрактов со временем будет только расти. Три-четыре года назад, когда стремительно рос рынок 3G , список договоров по UMTS у нас обновлялся практически каждую неделю.

Рубрики: Мобильная связь, Оборудование

Ключевые слова: 3G, LTE, Nokia Siemens Networks