Цифровизация, которая нам не нужна. Главные разочарования поколения digital

Солнце будет ярче, а трава зеленее — говорили они. Люди получат свободный доступ к глобальным знаниям, бесплатному образованию и культурным событиям, а роботы будут выполнять рутинные операции, позволяя человеку наслаждаться плодами интеллектуального труда. Аналитические системы позволят более эффективно управлять бизнес-процессами и обеспечат экономический рост во всех отраслях... В какой момент что-то пошло не так? Почему мы до сих пор не в дивном новом мире? С какими претензиями к digital-эпохе потребители перейдут в 2020 год?

Каждая палка – о пяти концах*

*Вольная интерпретация известной поговорки нашей редакцией

«Нищетизация» под эгидой UBER

Модель бизнеса UBER, которая преподносилась как развитие свободных рыночных отношений между клиентом и исполнителем, исключающих некие «прокладки» в виде таксопарков, операторов колл-центра и т. д., – ожидаемо оказалась мыльным пузырем. Водители, как говорится, почувствовали разницу: они вынуждены брать заказы по минимальным расценкам и работать по 8-10 часов только чтобы окупить бензин и (часто) аренду авто. Почему? Ведь на картинке это выглядело очень красиво.

Оказалось, UBER, а затем Яндекс.Такси и другие – вышли на рынок совсем с другим посылом: как сервис для халявщиков, обрушив цены под предлогом того, что мобильное приложение уменьшает косты. Однако таксопарки, разумеется, никуда не исчезли, просто переквалифицировались в поставщиков кадров для агрегаторов. Вместо роты девушек-операторов появились полки «менеджеров» клиентского сервиса, которые занимаются в основном тем, что «отрабатывают негатив» – правда, в основном криво, в лучшем случае подсовывая недовольному клиенту промокод. UBER терпит убытки, но все равно «продолжает есть кактус» (с) и делать хорошую мину при плохой езде. А водители – устраивают забастовки. Конечно, та сознательная группа водителей, которая знает русский язык.

Еще более цинично поступают сервисы вроде Яндекс.Еда и Delivery Club, которые продвигают на рынок философию отношений «буржуазия-обслуга» – и даже романтизируют ее. Несмотря на то, что ты зарабатываешь 25К и полдня валяешься на диване – мы ценим твое время и независимость. Закажи себе еду, получи промокод, бесплатный кетчуп и чувство превосходства над гастарбайтером (зачеркнуто) фрилансером с огромным баулом.

Уберизация порождает класс самого низшего аутсорсинга: нищих, озлобленных людей «подай-принеси-привези». Зато со смартфоном.

Технологии убивают рынок труда

Энтузиасты утверждали, что автоматизация и новые технологии поднимут рынок труда на новый уровень, появится больше высококвалифицированных специалистов, а текущий персонал перейдет от рутинных задач к более интеллектуальным – например, по настройке и поддержке того самого софта. Но работу никто не потеряет, ну что вы.

Заблуждение прошло достаточно быстро, когда Сбербанк начал массово увольнять юристов, когда Amazon начал массово сокращать линейный персонал, когда по многим крупным компаниям прокатилась волна «оптимизаций», причем в большинстве случаев – некачественных, выполненных не профессионалами, но коучами, прошедшими недельные курсы по манагементу.

Теперь на каждом предприятии всё по эджайлу и BYOD: есть группа в WhatsApp, куда скидываются фотографии бардака, есть манагеры по качеству и по технологиям, но нет уборщиков. Их оптимизировали.

Рутинная «ручная» работа операторов и менеджеров превратилась в столь же рутинный, но более сложный и ответственный труд по поддержке многочисленных информационных систем и обработку багов, которые не устраняются годами. Формируемые инфосистемами отчеты зачастую необъективны, однако руководители судят об эффективности бизнес-процессов именно по ним, игнорируя реальное положение дел – вместо работы на эффективность люди работают на отчет. Всё это сопровождается параноидальными DLP и прочими средствами контроля. С этим связано быстрое выгорание персонала и больной рынок труда.

Свобода на продажу, пролам – невежество

Главное достоинство Всемирной сети – свободный доступ к любым мировым ресурсам – не работает. По всем фронтам. Яндекс.Музыка, ВК и прочие под нажимом «правообладателей» ужесточают правила прослушивания контента открывают платные подписки. Ведется активная борьба с «пиратсткими» сайтами – единственной возможности доступа экономически незащищенного населения (напомним, что более 15% населения страны – за чертой бедности) к культуре. При этом потенциальные убытки «правообладателей» рассчитываются на удивление цинично: считается, что если человек не послушал в Интернете пиратскую версию альбома условного Лазарева, то он обязательно приобретет лицензионный контент. Серьезно?

Книжные агрегаторы пошли по тому же пути. Странно, что до сих пор не лоббируется запрет на публичные библиотеки с бумажными книгами (вы еще помните о таких?) – ведь они тоже предоставляют контент «неограниченному кругу лиц». Впрочем, история со Sсi-Hub наглядно показывает, что с доступными интернет-ресурсами будет вестись жестокая борьба.

Культура и наука становится элитарной – в лучших традициях Оруэлла. «Пролам», которые не могут себе позволить приобрести контент, остается довольствоваться низкокачественными видосиками в Ютубе и Инстаграме.

Фиктивное УЦН

Вы, наверное, удивитесь, но устранение цифрового неравенства нужно не только для того, чтобы открыть деревенской бабушке доступ к Госуслугам и банковским продуктам (читай: кредитам). Качественная инфраструктура должна охватывать регионы повсеместно. Без строительства дорог и сетей связи там невозможно организовывать новые производства, стартапы, да и просто вести малый бизнес. Без этого предпринимательская активность продолжит концентрироваться в городах-миллионниках, провоцируя транспортный, экологический, социальный и иные коллапсы. Считается, что новое предприятие потянет всю инфраструктуру за собой, но такая схема возможна только в случае крупных высокоприбыльных индустрий: посмотрите, например, как повезло Высоцку с «Лукойлом» и «Криогазом».

Многим другим населенным пунктам достается только пресловутая Wi-Fi вышка – с таким цифровым «равенством» даже носки во «ВКонтакте» продавать проблематично.

Дорогая «дешевая» связь

Вы наверняка читали эти вдохновляющие новости о том, в России самые доступные услуги связи? При этом в 2015 году вы платили своему оператору 180 рублей в месяц, а в 2019 – 350 и более? Не можете сопоставить эти факты? Мы тоже.

Да, с развитием технологий, до какого-то времени, стоимость передачи голоса и данных постоянно снижалась. Несмотря на то, что операторам приходилось так же, как и сейчас, вкладываться в развитие инфраструктуры. Вспомните: первое, что сделал Tele2, когда у него наконец-то появилась сеть 3G, – предложил пакетный тариф за 90 рублей в месяц (при нижнем пороге 150-180 рублей у «большой тройки»). И только в последние 4-5 лет происходит обратное. Операторы говорят: ну у нас же новые технологии, пять джи, массив маймо, модернизация, закон Яровой – давайте вы уже будете платить нам больше?

C этой «доступной» связью – несколько бед сразу. Во-первых, рынок перенасыщен, у операторов действительно сегодня не так много денег, как было раньше, когда салоны связи доплачивали абоненту за покупку смартфона с SIM-картой. Во-вторых, массовый потребитель избалован демпингом и каждое повышение цен воспринимает как воровство. В-третьих, рост цен на услуги связи из года в год действительно выше, чем на ЖКХ. Создатели рейтинга, поставившие Россию на второе место по доступности связи, не учли множество объективных рыночных факторов – таких, как покупательская способность абонентов.

5G, которого мы не увидим

Стремясь обогнать друг друга на информационном поле, операторы определенно перегрели интерес обывателей к технологии 5G. При этом никто до сих пор не может объяснить, зачем обычному человеку нужно это новое поколение. Больше того: и в B2B подобные кейсы по пальцам можно пересчитать. Одна из первых тестовых зон 5G после пышного запуска была свернута через год – не оправдала себя. Беспилотные личные автомобили – проект, реализуемый сильно «вдолгую», так как ни какой-либо инфраструктуры, ни регуляторных норм для этого сегодня нет от слова «совсем». Дроны могут управляться и в сети LTE. Частные проекты M2M прекрасно чувствуют себя в LoRaWAN и NB IoT.

Некоторые эксперты в ИТ, кстати, безо всякой иронии говорят о том, что технологию 5G  пользователи-физлица могут «проскочить» не заметив. Не пришлось бы потом оправдываться, что это за «потерянное поколение» такое.

«Прозаседавшиеся» прозевали вспышку

Чтобы представить себе степень бюрократизации программы «Цифровая экономика», достаточно открыть дорожную карту и посмотреть, какое количество комиссий и подкомиссий в ней перечислено. И всё бы ничего, если бы эти результатом этих заседаний стали более-менее рабочие решения. Но…

В августе 2019 года председатель Счётной палаты РФ Алексей Кудрин крайне жестко раскритиковал реализацию программы «Цифровая экономика», ранее в том же ключе высказался и спикер Госдумы Вячеслав Володин. По его словам, из двадцати законопроектов, которые должны были принять ещё в 2018 году для приоритетного обеспечения законодательных процессов в области цифровой экономики, пока принят… один. ИТ-компании на высшем уровне прямым текстом заявляют регулятору о том, что финансирование проектов в том виде, в каком оно происходит сейчас, неэффективно – так произошло, например, на петербургском форуме IT Диалог.

Нужно ли что-то еще добавлять к этому абзацу? Пожалуй, нужно. Инициатива Минэнерго ввести в 2020 году плату за неиспользуемый резерв электроэнергии приведет к деградации рынка обработки данных и провалу «Цифровой экономики» – подлили масла в огонь игроки российского рынка ЦОД.

Не всё так плохо?

Несомненно, цифровая эпоха несет и множество положительных изменений. С появлением технологий «Умного города» жить стало, вероятно, комфортнее и безопаснее. Мы с удовольствием пользуемся системами удаленных платежей и мобильным банкингом. Такие федеральные программы, как оснащение крупнейших предприятий системами экологического контроля, принесут несомненную пользу здоровью планеты.

Однако общие тенденции не очень радуют: информация становится более закрытой и элитарной; становящиеся всеобъемлющими сервисы подписок позволят предпринимателям максимально монетизировать контент; автоматизация и роботизация в целом не идут на пользу рынку труда. Самое плохое тут - технологии становятся одним из маркеров усиливающегося социального неравенства.

 

Данный материал является авторским. Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.

Ключевые слова: доступ в Интернет, 5G, кадры, веб, сотовая связь, Цифровая экономика