Прокуроры все ближе к получению права на вне­судеб­ное ог­ра­ниче­ние дос­ту­па к сай­там

В вто­ром чте­нии при­нят за­ко­ноп­ро­ект о воз­мож­нос­ти вне­су­деб­но­го ог­ра­ни­че­ния дос­ту­па к сай­там, ко­то­рые рас­прост­ра­няют не­дос­то­вер­ную ин­форма­цию, свя­зан­ную с об­ви­не­нием в прес­тупле­ниях. Этот за­коноп­ро­ект пред­по­лагает воз­ло­жение пол­но­мочий по де­лам об ос­кор­бле­нии в ин­терне­те на ад­ми­нис­тра­тив­ные ор­га­ны, в том чис­ле на ге­нераль­но­го про­куро­ра РФ.

Законопроект №1113081-7 дополняет Федеральный закон "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" новой статьей, которая предусматривает досудебную блокировку интернет-ресурсов, распространяющих недостоверную информацию, которая порочит честь и достоинство или подрывает репутацию и связана с обвинением лица в совершении преступления.

Согласно тексту документа, проверять обвинения в Сети на предмет обоснованности будут прокуратуры субъектов РФ. На проверку дается 10 дней со момента подачи заявления. Далее прокуратура должна отправить заключение на рассмотрение генеральному прокурору России или его заместителю. Они в течение пяти дней должны проверить обоснованность претензий. Если нарушение, по мнению генпрокурора или его заместителя есть, то они обязаны будут обратиться в Роскомнадзор с требованием удалить информацию.

В пояснительной записке сказано, что основанием для принятия мер защиты в соответствии с законопроектом будет являться подача гражданином заявления в прокуратуру о принятии мер по удалению недостоверной информации, которая порочит его честь и достоинство или подрывает его репутацию и связана с обвинением в совершении преступления. Законопроектом закрепляются требования к указанному заявлению, в частности определяется перечень сведений, которые необходимо отразить в заявлении, а также необходимость приобщения к такому заявлению документов, подтверждающих недостоверность размещенной информации.

Юрист компании Rödl and Partner Илья Лоханин отметил, что настоящий законопроект предполагает введение механизма внесудебной блокировки определенных категорий недостоверной информации, тем самым, часть функций, возложенных на органы судебной власти, перекладывается на органы исполнительной власти, что создает определенные риски в части вынесения справедливых решений в каждом конкретном случае.

"Кроме того, можно говорить о возможности возникновения коррупционных рисков на уровне прокуратур, что также может способствовать росту числа необоснованных блокировок информационных ресурсов, - комментирует Илья Лоханин. - Согласно пояснительной записке к законопроекту, новый порядок блокировки недостоверной информации, предусмотренный проектом, призван обеспечить гражданам возможность оперативно защитить свои честь, достоинство и репутацию от посягательств в интернет-пространстве. Следовательно, задекларированной целью документа является защита прав граждан в более сжатые сроки по сравнению с рассмотрением подобных споров в судебном порядке. Вероятно, законодатель также нацелен на расширение полномочий органов исполнительной власти в части возможности блокировки информации в сети, однако едва ли можно четко сказать, о чем свидетельствует появление и ход рассмотрения данного законопроекта".

Илья Лоханин рассказал, что в настоящее время для решения подобных споров законом предусмотрен судебный порядок, поэтому, прежде всего, следует поставить вопрос о целесообразности введения внесудебного порядка. "С точки зрения реализации нового механизма можно было бы предусмотреть обязательное направление в прокуратуру дополнительных подтверждающих документов, помимо заверенной копии сайта. Это могла бы быть, например, справка об отсутствии судимости, которая подтверждала бы недостоверность сведений о совершении лицом преступления, и т.д.", - пояснил он.

Владелец IT-legal компании "Катков и партнёры" Павел Катков согласен: "С одной стороны, речь действительно идет о блокировках без решения суда: они будут осуществляться органами прокуратуры. С другой стороны, прокуратура и другие правоохранительные органами десятилетиями имеют полномочия подобного рода. Так, блокировка знаменитого torrents.ru более 10 лет назад была осуществлена именно по предписанию прокуратуры. В свою очередь, ст.13 Закона "О полиции" предусматривает полномочия полиции по пресечению любого преступления без суда. Однако и в том, и в другом случае действия органа власти может быть обжаловано в судебном порядке - этой возможности законопроект не ограничивает".

Адвокат "Роскомсвободы" и Digital Rights Center Екатерина Абашина считает, что этот законопроект по сути предлагает запараллелить судебные дела по той же теме, и сделать частный вопрос о защите репутации гражданина вопросом государственной заботы. "Судебные дела о защите чести, достоинства и репутации являются одними из самых сложных, для их разрешения суды и стороны процесса почти всегда обращаются к экспертам (лингвистам, психологам), которые оценивают спорные высказывания по их форме и контексту (утверждение о факте можно проверить на достоверность, а мнение - уже нет), при этом выводы одного эксперта могут не совпадать с выводами другого эксперта, суд в итоге учитывает множество факторов и позицию как истца, так и ответчика, который сочинил или распространил спорную информацию. При этом, действующее законодательство позволяет гражданам добиваться блокировки недостоверной информации через суд и судебных приставов даже тогда, когда автор или распространитель неизвестен. То, что предложено в законопроекте №1113081-7, лишает авторов и распространителей информации возможности возразить на заявление об опороченных чести и репутации, оспорить выводы прокурора о характере спорной информации, вообще знать о том, что такой вопрос кто-то рассматривает. Интересно, что судьи выносят решения по таким делам, основываясь на заключениях экспертов, а прокурору доверяют тоже самое сделать самостоятельно за 10 дней. Думаю, количество гражданских судебных дел о защите чести, достоинства и репутации сократится, потому что написать заявление прокурору и ждать легче, чем спорить с оппонентом в суде, ходить на заседания и т.п. Надеюсь, он не будет работать, так как он совершенно лишний и ассиметричный", - заявила Екатерина Абашина.

Из текста законопроекта следует, что в заявлении должно быть "мотивированное обоснование недостоверности" информации. При этом предлагается блокировать информацию, которая связана с обвинениями гражданина в совершении преступления. Екатерина Абашина думает, заявителям будет достаточно приложить справку об отсутствии судимости для такого обоснования. А про доказывание того, что информация имеет форму утверждения о факте, которую возможно проверить, в законопроекте не говориться ни слова. "Очень сомневаюсь, что выработанные годами подходы к разрешению судебных дел по этой теме будут применяться прокуратурой при работе по новому порядку блокировки новой категории информации", - подчеркнула Екатерина Абашина.

"Согласно законопроекту, - отмечает ИльяЛоханин, - к направляемому в прокуратуру заявлению прилагается нотариально заверенная копия сайта, или страницы сайта в сети интернет, на которой размещена предположительно недостоверная информация, а также могут быть приложены иные документы, подтверждающие недостоверность размещенной информации. Следовательно, минимальное требование – приложить к заявлению заверенную копию сайта".

Что касается доказательств, объясняет Павел Катков, то по задумке законотворцев в прокуратуру можно обратиться с заявлением не про любой "поклеп", а о той недостоверной информации, которая связана с совершением преступления. "Вероятно, авторы законопроекта исходят из того, что правоохранительные органы обязаны знать о наличии соответствующего преступления и быть в состоянии оценить достоверность или недостоверность соответствующих сведений, размещенных в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет". Согласно пункту 1 проектируемой статьи Закона об информации, соответствующие действия должны будут осуществляться в порядке, установленном генеральным прокурором. Полагаю, что этот порядок должен будет предусматривать соответствующую оценку данных на достоверность. Появление такого законопроекта свидетельствует о том, что законодатель все более озабочен вопросами регулирования информационного пространства в сети интернет. Эта озабоченность вполне соответствует динамике роста интернет-среды и интернет-коммерции, которая составляет 20-30% в год. Другой вопрос, насколько подобные регуляторные меры замедлят этот рост. Последнее можно будет оценить после вступления в силу законопроекта и практического исполнения содержащихся в нем норм", - прокомментировал Павел Катков.

Партнер юридической фирмы Axis Pravo Алексей Сулин подчеркнул, что ситуация в настоящее время такова, что суды сильно загружены и едва справляются с рассмотрением дел. Он уверен, что идея возложения полномочий по делам об оскорблении в интернете на административные органы представляется вполне здравой. Однако, говорит он, описанная в законе процедура очень громоздка и некоторые звенья можно было бы не включать. Гражданин обнаруживает порочащие сведения и обращается в прокуратуру субъекта РФ, который подготовив заключение направляет его генеральному прокурору РФ. Генеральный прокурор проверяет обоснованность и затем обращается в Роскомнадзор с требованием об удалении контента. Роскомнадзор предписывает провайдеру удалить информацию, а если не получилось - ресурс блокируется после обращения к оператору связи. "И все это в рамках обработки заявления гражданина. Вероятно, это не самое удачное решение в смысле эффективности работы госаппарата и сокращения бюджетных расходов. Кроме того, возложение на гражданина обязанности предоставить нотариально заверенную страницу сайта создает дополнительные препоны для граждан. Во-первых, поход к нотариусу требует времени, а во-вторых, осмотр сайта нотариусом и подготовка протокола осмотра стоит несколько тысяч рублей, и для кого-то это может стать дополнительным препятствием. Вместе с тем, смысла в нотариальном документе отражающем содержание интернет-страницы, нет никакого, поскольку зайти на сайт можно в любой момент. Верховный Суд РФ еще два года назад разрешил предоставлять в качестве доказательств содержимого сайта обычные распечатки", - рассказал Алексей Сулин.

Юлия Мель­ни­кова

Опубликовал: Александр Абрамов (info@ict-online.ru)

Рубрики: Регулирование, Web

Ключевые слова: регулирование, Рунет